Байсунские олени

Одно из сильных впечатлений при знакомстве с народной культурой Байсуна производит вышивка. Издревле в состав приданого девушки входили различные виды вышивок, которые украшали комнату молодоженов. Это крупные декоративные панно - сюзане, покрывала для одеял, сложенных на сундуках, - борпуши, такьяпуши или чойшабы, фризовые полосы, проходящие вдоль стены под потолком, - дорпеч, кирпеч и зардеворы, покрывала на сандал - сандалипуш, для завертывания одеял - бугджома, вышивавшиеся частично - только видимый треугольник. Вышивкой украшались и другие предметы, - от сакральных молитвенных ковриков джойнамаз, различных полотенец и мужских поясных платков до мелких бытовых предметов - мешочков для чая (чой-халта), для зеркальца (ойна-халта) и др. Все вещи имели свой орнаментальный мотив. В орнаментике вышивки Байсуна, как и других районов Узбекистана, преобладает растительный и геометрический узор с редким вкраплением стилизованных изображений птиц и животных.

Новое проникало в Байсун с большим трудом, проходило через многовековой фильтр народной интуиции и вкуса, поэтому обнаружение в Байсуне огромных сюзане с изображением возлежащих черноволосых белолицых красавиц, обнимавших грациозных оленей, является уникальным фактом, нигде в научной литературе не упоминавшимся. Между тем этот сюжет вышивается здесь на протяжении 50 лет.

Первое впечатление. При первом знакомстве в 2003 г. с сюжетом возлежащих женщин и оленей возникло желание написать разгромную статью о байсунском китче. Наверное, она была бы уместной и в чем-то правильной, но после второй поездки в июле того же года в составе Байсунской экспедиции мое мнение изменилось, а поиск сюжетов с возлежащими оленями и женщинами стал приобретать характер научного исследования.

Немного теории. Почти в каждом из близлежащих к городу Байсуну кишлаков мы встречали этот сюжет. Причем вариации - цвет одежды красавиц и оленей, композиции и орнамент - отличались один от другого. При этом сохранялся главный принцип народного искусства - творческая импровизация в рамках устоявшегося канона. В отличие от разнообразных сентиментальных персонажей индийских кинофильмов, встречающихся в вышивках Байсуна на небольших белых платках и салфетках, этот сюжет канонизировался, имеет устойчивые композиционные и иконографические традиции и вышивается на больших по размерам сюзане, а один сюжет был обнаружен даже на фризовом пространстве зардеворов (уникальный образец был зафиксирован Р.Абдуллаевым в кишлаке Кофирун).

Генезис. По словам местного знатока народного искусства Х.Хурсандова, этот сюжет проник в Байсун еще в 1950-е гг., когда сюда переехали две семьи из Осетии. В их доме хранились ковры, на которых был изображен этот сюжет. Олени с возлежащими дамами на бархатистых настенных коврах, копилки в виде кошек, широко распространенные в 1950-е гг. в быту только что восставшего из пепелищ войны народа, стал неким символом возрождающейся жизни. Вскоре он был осужден критикой как проявление мещанского вкуса и дешевого китча. Такими эти подделки воспринимаются и сегодня. Однако сюжет "байсунские олени" стал неотъемлемой частью народной культуры края, своеобразным символом ее художественной лексики. Распространение его отчасти можно объяснить широкой популярностью образа оленя-кийика в местных представлениях. Это животное - символ красоты и грации, имел, вероятно, и охранительные функции - его изображения часто встречаются в орнаментике широко - распространенных в быту байсунцев жестяных сундуков.

Самые ранние вышивки с оленями датируются 1960-ми гг., а поздние - 2003 г. Во время экспедиции нами было обнаружено и зафиксировано 9 сюзане в кишлаках Кучкак, Богболо, Авлод, Пассурхи, Арикусти и одна графическая вышивка на белом фоне в Кучкаке. Еще одна такая вышивка на белом фоне, но с одинарным изображением оленя и девушки была зафиксирована на ярмарке в мае 2003 г., а двойное изображение этой композиции - на зардеворе из кишлака Кофирун.

Наибольшее количество сюзане (5 шт.) с таким сюжетом зафиксировано в кишлаке Кучкак, причем одно из них на белой ткани, два сюзане - в кишлаке Авлод, по одному в кишлаках Богболо, Арикусти и Пассурхи. Причем, по сведениям мастериц, в этих кишлаках таких сюзане много. Местные вышивальщицы называют их "кийик тасвирли" (букв. - с изображением кийиков - местной разновидности оленей), то есть сознательно признают наличие изобразительного мотива. Судя по собранным данным, география распространения сюзане с этим сюжетом охватывает и Байсун, и близлежащие кишлаки. Изучение вышивок в кишлаках Сайроб, Мунчак, Бешэркак, Чиланзар, Хожабулган, Дашти гоз, а также в дальних горных селах Дуоба, Гуматак, Курганча не дало материала, свидетельствующего о распространении этого сюжета в радиусе более чем 10-15 км.

Некоторым исключением является вышивка из Кофируна и, возможно, отдельные экземпляры с этим сюжетом купленные в Байсуне или выполненные в отдаленных местах по рисункам чизмакашей из Байсуна (мастериц, выполняющих рисунок орнамента, по которому исполнительницы - чевар - вышивают весь узор). Такой пример зафиксирован в отдаленном кишлаке Курганча, однако он не получил распространения в среде кунгратских племен, отличающихся особой замкнутостью и консервативностью традиций.

Композиция и иконография. Встречаются три типа указанной композиции - две разновидности на сюзане - двойные и одинарные изображения, и вариант на зардеворе - две повторяющиеся парные композиции. Все они отличаются удивительным разнообразием в трактовке оленей и девушек, цвета и орнаментальной декорировки одежды и раскраски оленей. Платья красавиц украшены знакомыми мотивами - цветками миндаля, цветочными узорами или растительными побегами. Грациозные олени в объятиях молодых пышнотелых женщин создают идиллическую картину, близкую сентиментальной природе молодых девушек, с трепетом ожидающих своего свадебного часа. Характерно, что в каждом отдельном случае мастерицы дают свое толкование сюжета. Иногда его называют "Горная невеста", иногда отождествляют с персонажами известной восточной поэмы Лейла и Меджнун. Хотя очевидно, что в современные бытовые изделия этот сюжет проник из мифологической литературы - он восходит к древнегреческим мифам о богине Артемиде и охотнике, увидевшем ее купающейся обнаженной, за что был превращен в оленя.

Парные и одинарные изображения. Парное изображение девушек с оленями является наиболее распространенным. В середине этих зеркальных композиций между фигурами обычно располагается стилизованное дерево, цветочная ветвь или ваза с цветами. Нередко фигуры разделяет один или два больших медальона. Интересное сочетание медальонов и цветочной ветви имеется на зардеворе из кишлака Кофирун. Уникальны сюзане с фигурой женщины и одним оленем, вышитые в кишлаке Авлод в 1970-е - 80-е гг. (чизмакаш А.Джалилова), а также в кишлаке Пассурхи (2003 г., X.Асадова). Изменения в композиционном, иконографическом и цветовом решении двух сюзане очевидны. Вышивка с фигурой одного оленя на белом фоне, заснятая на ярмарке во время фестиваля в Байсуне в мае 2003 г., выполнена в том же году.

Фризовое изображение. Редковстречающимся можно считать пока единственный из обнаруженных зардеворов из кишлака Кофирун, на котором изображен сюжет с девушками, обнимающими оленей. Две пары девушек с оленями симметрично расположены по длине всего фриза и органично вплетаются в ткань растительного узора.

Особенности иконографии. На большом медальоне сюзане из Кучкака вышито парное изображение птиц с небольшой розеткой между ними. Сюжет этот встречается на изделиях древнего и средневекового ремесла (керамика, металл, ткани). Это символическое воплощение идеи плодородия и обновления жизни. Воссоздание парных птиц или отдельной птицы в медальоне как самостоятельный сюжет весьма характерно для вышивки мастериц из кишлаков Байсуна. Красочные изображения птиц даются в центре сюзане или украшают фризовые пояса зардеворов. Тулово голубей, павлинов, фазанов окрашено в разные цвета и благодаря стилизации изображения птиц сливаются с растительным узором. Своеобразно сюзане с профильным воспроизведением жениха и невесты (хранится на базе БНЭ в Байсуне, выполнено в 1978 г.) с двумя парными отображениями павлинов. Таким образом, парное изображение девушек с оленями следует устоявшейся в вышивке Байсуна традиции построения композиций.

Иконография девушек весьма интересна. Все они отражают некий обобщенный вид кавказской красавицы с черными волосами, ниспадающими до плеч. Нередко волосы украшены цветами. В отдельных случаях вышивальщицы у виска девушки изображают каджак - завиток локона, которым украшает себя по обычаю молодая жена. Таким приемом они придают локальный колорит типажу девушки. В наиболее ранних вышивках (1960-е - 70-е гг., - сюзане из Кучкака, Авлода, Арыкусти) иконография девушек, вероятно, близка первоисточникам - настенным коврам с Кавказа. В них волнообразная пышная прическа детально разработана, волосы украшены бутонами цветов, лица представляют некий греко-кавказский типаж. Особенно это бросается в глаза на борпуше из Авлода (одинарная композиция). В более поздних работах (1990-2000 гг.) типажи меняются - девушки черноволосы, но прически уже сглажены, цветы на них не такие яркие (сюзане из Кучкака, из Богболо) или же вообще отсутствуют (сюзане из Байсуна). Все девушки изображены в профиль. Исключение составляет однородная композиция на сюзане из Яккатола, на котором лицо девушки дано достаточно натуралистично в анфас. Крупный грубоватый растительный узор и необычная иконография свидетельствуют о некоей провинциальной вариации популярного сюжета.

Интересна трактовка платьев девушек. Несмотря на разное время изготовления, платья примерно одного покроя - длинное по силуэту, с короткими рукавами и треугольным вырезом ворота, с обязательным поясом. Только в одном случае его нет (сюзане 2000 г. из Кучкака). При различии деталей украшения платьев их общий силуэт сохраняется. Они украшаются богатым цветочным узором, встречающимся в разных вариантах. Это - отдельные короткие веточки с цветами, рассыпанными по всему полю платья, разнообразные цветочные розетки, крупный, цельный растительный узор, покрывающий поверхность платья (сюзане из Арыкусти, из Яккатола, Байсуна, Кучкака). Есть и еще один вариант узора платья - это стилизованные изображения мотива бодом-гуль (цветок миндаля) (сюзане из Байсуна "Олень с желтыми рогами", 1980 г., зардеворы из кишлака Кофирун, 1980-е гг.). На сюзане из Кучкака платье из желтой ткани сидящей слева от зрителя девушки украшено узором, напоминающим стилизованные изображения оленя (похожи на настенные петроглифы).

Платье девушки, сидящей напротив, украшено цветочными розетками. Таким образом, в одной композиции мы встречаем различные виды тканей на платьях девушек. Узоры платьев не являются датирующим критерием, поскольку все эти варианты встречаются как на ранних, так и на поздних вышивках. Цвета платьев также имеют несколько вариантов - светло-голубой и светло-салатовый (такая расцветка была только на одном сюзане из Кучкака), более распространенные - темно-коричневый и красный. Встречаются также желтый (два сюзане из Яккатола, 2000 г., сюзане из Байсуна, 1980 г., изображение девушки на зардеворе из Кофируна), синий и темно-синий цвета (сюзане из Пассурхи, Богболо, Авлода). На некоторых сюзане платья имеют различную окраску ткани на одной вышивке. Так, на байсунской вышивке 2003 г. одна девушка одета в синее платье, другая - в красное. На зардеворе изображены девушки в белом и желтом платьях, на сюзане из Богболо - в желтом и синем. Тем не менее в расцветках тканей платьев, так же как и в их узорах, выявляются некие устойчивые вариации.

Характерной деталью в изображении персонажей является обувь. На ранних вышивках это были в основном туфельки черного цвета с открытым верхом, в более поздних черная туфелька постепенно исчезает, появляясь в виде узкой черной полоски, лишь намеком передающей силуэт обуви.

Олени. Свои особенности имеются и в передаче образов кийиков - оленей, обитавших в горных районах Байсуна. Они встречаются и сегодня, но уже в более отдаленных от населенных пунктов местах. На сюзане наиболее часты олени синего, бирюзового или голубого цветов. Рога, чаще с закругленными концами, окрашены в черный или коричневый цвет. Исключение - сюзане из Байсуна (1980 г.) Х.Гафуровой, на котором в одинарной композиции темно-синий олень с желтыми рогами. Тулово сине-голубых или бирюзовых оленей обычно украшено черными (или коричневыми) вертикальными или горизонтальными полосками, передающими окрас шерсти животных. На сюзане из Яккатола, которое мы определили как провинциальную вариацию сюжета, изображение оленя дано сплошным синим цветом. Помимо сине-голубого спектра цветов, встречается и изображение оленей, окрашенных в коричневые цвета (сюзане из Кучкака, из Пассурхи, 2003 г.). Иконографически олень из Кучкака уникален - на его голове красные, словно пылающие, остроконечные рога, напоминающие скорее петушиный гребень, на коричневом тулове - небольшие черные линии, передающие окрас шерсти. Необычны по решению и олени черного цвета на зардеворах из Кофируна.

Как видим, сюжет девушек с оленями вошел не только в тематический репертуар вышивок, но стал показателем самобытности творческого мышления байсунских мастериц. Несмотря на традиционность узоров вышивок, их определенную каноничность, байсунские вышивальщицы оказались более раскованными и свободными в выборе сюжетов, нежели мастерицы других регионов. Только в одном случае мы наблюдаем отказ от данного изображения по религиозным мотивам. В остальных же случаях эта традиция изображения живых существ в Байсуне не прерывалась, несмотря ни на какие внешние воздействия. И до сих пор она остается излюбленным мотивом байсунской вышивки.

Автор: Акбар Хакимов


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com