Архитектура и художественная культура народного жилища Узбекистана

Исследование различных аспектов традиционного народного жилища – одна из интересных страниц истории зодчества и декоративно-прикладного искусства Узбекистана.

До наших дней дошли многие высокохудожественные образцы жилой архитектуры XVIII – начала XX в., в которых воплощены особенности зодчества Самарканда и Бухары, Хивы и Ташкента, Ферганы и Шахрисабза. Каждая школа, сложившаяся в том или ином городе, дает пример своеобразных подходов в формировании функционально-планировочных решений, декоративном убранстве интерьеров и экстерьеров, благоустройстве дворов.

Сохранить это богатство, изучить его, сделать достоянием научной и культурной общественности – важная задача.

В исследованиях народного жилища прошлых лет делался упор на климатологические аспекты его формирования и функциональные особенности. Новый этап изучения традиционного жилища характерен изучением психоэмоциональных качеств жилой среды, ее масштабности, декоративного убранства, светотеневой пластики, создающих определенный психологический климат жилища, а также трансформацией в архитектурной практике элементов разных культур. Осознавая важное значение роли жилища в социальном развитии общества, мы не должны забывать, что каждое из них само по себе выступает как сложная система, как произведение искусства, как объект, несущий культурные и другие социальные функции. В этом аспекте на первый план выдвигаются вопросы композиционно-пространственного построения жилых домов и, соответственно, – организация интерьера, архитектурно-ландшафтное решение. Непреходящая ценность этих объектов обусловлена прежде всего единством идейно-художественного замысла и функционального архитектурного мастерства. Одной из вытекающих отсюда задач является поиск оптимальных возможностей их сохранения и современного использования.

Архитектурная композиция. Природно-климатические условия и общественно-политический строй средневекового Востока определили общую черту жилища – его замкнутый характер. Свободное от работы время горожанин проводил дома, где крошечный зачаток общественных функций выполняла мехмонхона (гостевая). Жилище окружалось глухими стенами, которые предохраняли его от скверного санитарного состояния города в целом, вызванного высокими летними температурами воздуха. Это помогало создать сносный микроклимат, обеспечить чистоту двора и жилых помещений.

Жилище делилось на две половины – внешнюю и внутреннюю – ташкари и ичкари, или бирун и дарун. На первой владелец принимал посетителей и занимался ремеслом, здесь помещались мехмонхона, мастерские, конюшни, склад фуража и прочие хозяйственные помещения; на второй протекала жизнь семьи, группировались жилые помещения – дахлиз, хона, уй и службы – кухня, кладовые и т. д. Иногда выделялся специальный хозяйственный двор, а в некоторых случаях размеры участка позволяли возделывать сад.

Cледует особо остановиться на взаимодействии архитектуры и природной среды (включая рельеф). Вода имеет большое значение при засушливом климате. Если при доме есть сад, там устраивают водоем, окруженный деревьями. На берегу его располагается топчан – суфа – место отдыха семьи и приема гостей. Во дворах же, во избежание сырости, устраиваются только арыки и небольшие водоемы.

Много внимания уделяется зеленым насаждениям. Даже постройка дома производится с учетом растущих на участке деревьев.

Само жилище снаружи на первый взгляд невыразительно – глинобитные стены, лишь иногда архитектурный штрих – теневое пятно, лоджия, решетчатый проем – оживляет скупую гладь уличного фасада. Зато внутри двора – прохладная тень айвана, зелень виноградника, чистота и уют. Разнообразие архитектурных решений было сосредоточено внутри дворов, куда обращены фасады окружающих построек. В трактовке зодчего функция архитектуры заключается в организации внутренних пространств, где на первый план выступает интерьер комнаты, вторым по значимости становится двор.

Ансамбли дворов. Дом начинается с дарвазахона – крытого коридора, ведущего во внутренний двор. Зачастую над ним располагается балахона – комната второго яруса.

Двор – это интерьер под открытым небом, где общаются проживающие там люди. Это жизненный центр – спасительный зеленый оазис. От правильной организации дворового пространства зависит комфортность жилища. Это слаженный архитектурный ансамбль, все части которого должны быть взаимоувязаны и согласованы.

Художественная выразительность дворового ансамбля определяется характером архитектуры слагающих элементов, чередованием комнат и айванов. Внешний облик комнат отличает скромность и постоянство архитектурного оформления: два-три проема со ставнями и верхними решетками – панджара прорезают фасадную стену лаконичного объема. В XIX в. широкое распространение получила лоджия - айван, пристроенный к торцу комнаты и совмещавший роль проходных и летних помещений. В рядовой застройке такой айван служит связкой и всегда примыкает к комнате, что сообщает всему объему гибкость и сейсмостойкость. Применение встроенных айванов расширяет пространство дворов, увеличивает объем затененных площадей, улучшает проветривание комнат и двора. Кроме того, айваны, являясь своеобразными запасниками жилой площади, могут быть легко переоборудованы в зимние помещения. Иногда айваны располагают перед фронтом помещений по короткой стороне двора или объединяют с их помощью разобщенные блоки, придавая вид многоколонных галерей.

Иную архитектурно-художественную характеристику приобретает застройка, когда в нее включены айваны-кашгарча с гибкой структурой подъемных ставен – ровон, имеющих вид то плоскостных, то пространственных форм. Мобильность облика айвана-кашгарча, за створками которого просматривается внутренний объем, вносит живость и разнообразие в общую композицию. В архитектуре двора нередко встречаются портики, галереи ферганского типа с приподнятой средней частью потолка – катан. В формировании художественного облика дворового ансамбля активно участвовали архитектурные детали: колонны, перекрытия и карнизы айванов, решетки, ставни. Ставни сходного устройства отличались способом навески. Они открывались внутрь или наружу. Обычно они бывают филенчатые и дощатые. Последние скреплены с внутренней стороны планкой на кованых гвоздях.

Поверхность ставен украшали преимущественно плоской рельефной резьбой с выборкой фона (типа паргори, багдоди, ислими). В узорах преобладали геометрические мотивы в виде ромбов, кругов, треугольных арок, заполненных растительным орнаментом. Распространенным мотивом был узор сеточки. Часто повторяется стилизованное изображение птицы, свидетельствуя о том, что мотивы узоров черпались из окружающей природы. Однако орнаменты со временем так часто видоизменялись, что стало трудно угадать их изначальный смысл.

Старинные решетки – панджара в световых проемах над окнами выполнялись обычно из мелких деревянных брусков или гипса. Их геометрический рисунок, отмеченный своеобразием местного стиля, подобно тонкому ажуру, оживляет гладь глиносаманных стен. Решетки поверх заклеивали бумагой, в более позднее время бумагу сменили разноцветные стекла. Со временем панджара вышла из моды, на смену ей пришли распашные остекленные рамы европейского типа с переплетами крупных, но не менее интересных и разнообразных рисунков. В их узорах варьировали прямоугольные элементы, включающие криволинейные формы: круги, выкружки, сегменты и их производные.

Не менее интересны и характерные детали открытых айванов: колонны, стойки, карнизы перекрытий.

Колонна вместе с перекрытием являет собой своеобразный узбекский ордер. В развитом виде ордер состоит из базиса, колонны с подбалкой, прогона и карниза. Деревянный базис вогнутого профиля (внизу квадрат, вверху октогон) неразделим со стволом и выточен из цельного бруса. Ствол округлого или восьмигранного сечения с шаровидным основанием кузаги обязательно снабжен резной подбалкой, но не всегда имеет капитель. Сталактитовая капитель собрана из накладных фасонных брусков. Иногда она представляет собой квадратный брус, окантованный с четырех углов, или имеет форму опрокинутого конуса. Подбалка украшена фигурным профилем в виде одинарного или двойного мадохиля. Несущий прогон обычно гладкий. Карниз образован фигурно обработанными концами потолочных балок, опирающихся на прогон. Пространство между балками прикрыто дощечками – кабзи. Детали ордера в богатых домах украшались росписью. К началу XX столетия характер несущих опор видоизменился: колонны заменили стойками с подбалкой упрощенного рисунка, карнизы приобрели другие очертания, где явно проскальзывает влияние русской архитектуры. Многорядные карнизы нередко напоминают деревянные подзоры, украшенные профильной резьбой с деталями из выкружек, зубчиков, сердечек, розеток.

Интерьер. В формировании интерьера, как и планировке дома, существовали общие и индивидуальные принципы построения, художественные приемы, характерные для каждого района Узбекистана. Интерьер создавали глинобитный или кирпичный пол, каркасные стены, деревянный балочный потолок. Размеры планов комнат колеблются в пределах 5,5-6 м х 3,5 м. Комнаты соединялись торцами; анфиладность отсутствовала; интерьеры решались как изолированные одно от другого пространства. В устройстве мехмонхоны и жилых комнат особой разницы не было, правда, иногда мехмонхона выделялась большими размерами. Тщательность отделки также одинакова.

Отсутствие мебели обусловило своеобразие бытовой организации узбекского интерьера. Площадь комнаты оставляли свободной, тогда как в стенах размещались ниши для бытовой утвари. Свободное пространство интерьера условно подразделяли на функциональные зоны: пойгох, пешгох. Пойгох – ближняя ко входу часть комнаты, где устанавливали столик над сандалом (яма для углей, с помощью которых обогревалось помещение). Пешгох – место для особо почетных гостей – располагалось в дальнем конце комнаты в противоположной от двери стороне. Рассмотрим типы интерьеров народного жилища разных городов Узбекистана.

Бухара. Для оформления интерьеров характерны пышные сталактитовые карнизы, панно с яркой росписью, белая штуковая резьба и штукатурная профилировка. Балки потолка у основания – квадратного сечения, но посредине с помощью сталактитовых уголков переходят в круглые. Фасады без карниза, решетки чаше алебастровые, тонкого рисунка, наиболее распространенный тип дверей и ставен – так называемый богдоди. Орнамент решеток дверей часто повторяется, а пышная дробность сталактитовых украшений утомляет глаз. Наиболее парадна высокая летняя комната, причем мехмонхона сооружается на торцах с одной или даже двумя антресолями – шахнишинами – специфической принадлежностью бухарского дома.

Хива. Резьба дверей и колонн отличается своеобразным орнаментом и мастерством исполнения, а простой, но изящный рисунок решеток верхних проемов прекрасно украшает гладь стены. Колонны с резной подбалкой преображают жилища Хивы.

Шахрисабз. Резьба по дереву, решетки, детали колонн носят своеобразный характер. В декорации интерьера – яркая расцветка ниш и панно, насыщенная роспись потолка – предпочтение полихромии.

Ташкент. Стены двухрядного каркаса снабжены нишами с ячейками. Комнаты в зажиточных домах богато декорируются резьбой по ганчу. Отделке потолков уделяется больше внимания. Их делают фигурными, расписными, стенная роспись встречается мелкими фрагментами – в нишах, реже – на панно.

Самарканд. В интерьере Самарканда имеют место резьба по ганчу и искусная роспись потолка и стен.

Таким образом, по количеству ниш типы интерьеров узбекского дома можно расположить в таком порядке: в ферганских и ташкентских домах комнаты имеют ниши в четырех стенах, в шахрисабзских – в трех, в самаркандских – в двух, в бухарских – в двух или в одной, в хивинском доме ниши вообще отсутствуют.

Для декоративной отделки жилых домов характерны резьба и роспись по ганчу и дереву. Наибольшей популярностью пользовался резной ганч, считавшийся самым трудоемким и дорогостоящим видом отделки. Роспись представлена во всем блеске декоративного искусства, в ней четко прослеживается дыхание времени – синтез классических форм орнамента с реалистическими тенденциями.

Роспись, изображающая букеты, кусты, деревца, привлекает виртуозностью исполнения, необычностью трактовки традиционных сюжетов. Колористическая гамма мягких пастельных тонов – синих, сиренево-розовых, красных, желтых – завораживает благородством и нежностью красок и создает соответствующий эмоциональный настрой. В отделке, как правило, нет ничего случайного: все рассчитано, продумано, взаимосвязано, рационально обосновано и художественно выразительно. Главные элементы выделены и подчеркнуты особенно броско, второстепенные украшены скромнее. Орнамент строго подчинен форме и способствует ее выявлению. Каждой детали соответствуют свои форма, мотив и характер узора.

Традиционные средства художественной выразительности не могут полностью отобразить характер и признаки современного быта. Однако изучение народных эстетических норм открывает широкие возможности для освоения художественного наследия и поисков нового стиля, отражающего современные требования к жилищу.

Накопленный в процессе многовекового развития гигантский творческий потенциал способен на современном этапе стать в авангарде художественного процесса, возродить в современном жилище Узбекистана выработанные веками рациональные художественно-выразительные приемы оформления интерьера.

Литература:

1. Воронина В.Л. Народные традиции архитектуры Узбекистана. М., 1951.
2. Майкова В.Н. Художественная культура народного жилища Узбекистана. Ташкент. 1990.
3. Уринбаева М.Б. Традиции и преемственность интерьера жилых домов в Узбекистане. Ташкент. 1992.


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com