“Движение Души среди Идей” - концепция Любви Любови Тиора

“Человек творит то, что давно уже
сотворил Великий Творец.
Мы лишь однажды для себя и для других
что-то познаем и открываем, если нам это,
конечно, позволено”.

Л. Тиора

Ступени в золотой век
Для Любови Тиора понятие “творчество” слишком объемно, многогранно, глобально. Для нее это один из процессов роста духовности, а не только передача или отображение какого-либо представления, реального или чувственного. Безусловно, творчество рождается благодаря особому пониманию и видению мира. Л. Тиора почувствовала, увидела и осознала структурную символику своего имени, дав расшифровку и моделируя схематически символы звуков, тем самым определив квинтэссенцию своей творческой концепции. Так возникла формула:

Т - Творец Theo

I - Идея Idea

О - Откровение Oracle

R - Развитие Reform

A - Абсолют Absolute

где ТВОРЕЦ (художник, музыкант, поэт) осуществляет (исполняет) ИДЕЮ, которая очищается потоком ОТКРОВЕНИЯ, снисходящего на него от высшей духовной субстанции. Освещенная Откровением Идея способствует духовному совершенствованию или развитию как художника, так и окружающего мира, а затем вновь возвращается к АБСОЛЮТУ для нового витка эволюции идей. Таким образом, у художника установилось индивидуальное мировоззрение, опирающееся на цикличную пятизначную спирально-кольцевую развертку собственной фамилии.

Из серии “Арт-кантата”

Любовь Тиора убеждена, что процесс творчества дает великолепную возможность расти духовно. Чем искреннее и откровеннее автор, тем духовнее и энергетичнее его произведения. Художник не способен обмануть зрителей больше, чем самого себя. Любая форма произведения, будь то линия, цвет, свет, пространственная и непространственная глубина - все это должно быть наделено внутренним смыслом, возможно, интуитивным.

Художник стремится отразить, создать, а главное познать мир, не ограниченный внешними формами, причем структурно-символическое значение занимает особое место.

Замысел художника - передать всю Творческую Энергию мысли в концентрированном виде, раскручивая все недра своего потенциала, который у каждого человека состоит в Единстве с Высшим Творцом Мироздания. Творчество становится художественно-поэтической формой откровения.

“Космические легенды Востока”
Одна из сверхзадач автора - через личный процесс Творческого Озарения привнести в мир понятия

ДИЗАЙН ДУХА

ДИЗАЙН МЫСЛИ

ДИЗАЙН МИКРОКОСМОСА

каждого человека, что определяет дальнейшую судьбу развития человеческой цивилизации в целом, вне зависимости от регионов.

Понятие “концептуальное творчество” - интегрально. Кто-то сказал, что концепция - это рамки. Для Любови понятие концепции - это умение видеть и воспринимать вещи, окружение, события сразу в нескольких ипостасях, и в то же время в едином контексте, умение осознать и почувствовать суть, объект или идею во времени и пространстве.

Поэтому, судя по ее видению, один жанр искусства не исключает присутствие другого, а, наоборот, дополняет и формирует идейно-мировоззренческую подоплеку. Графика, живопись, инсталляция, поэзия, пластика - все это несущие единой поэтическо-пластической композиции, акции или перфоманса, где визуальное начало является неизменным атрибутом поэтического и пластического выражения. Жанр инсталляции наиболее близок творческому выражению замыслов художницы.

“Космические легенды Востока”
Пространственная композиция “Движение души среди идей” не раз выставлялась на разных художественных выставках и вызывала живой интерес у зрителей. Она включает в себя четыре следующих компонента:

“Музыка дождя”. Это спускающиеся сверху полосы белой бумаги, исписанной неведомыми каллиграфическими знаками и символами. Что есть музыка дождя и что есть каллиграфия? Это порыв, миг озарения. Так и каллиграфы руководствуются внутренним состоянием, передавая содержание посредством абстрагированной формы. Не нужно стараться понять, нужно просто уловить неведомое, принимая импульсы чего-то, не объяснимого словами, но сотворенного рукой художника.

“Слово и звук” - символы, сотворенные из металла, сложенные в таинственное слово, напоминающее арабскую вязь. При порыве ветра, соприкасаясь между собой знаками, металлическая каллиграфия издает звук, похожий на биение православных колоколов, рождая туманные ассоциации единой основы религий, синтезирующих божественное слово и божественную музыку.

В “Посохе поэта” заложена мысль о долговечности слов в жизни людей. Поэт, странствуя по миру, наносил на камни стихи, послания, знаки. Кто из них проживет дольше другого - слово или камень? Поэт оставил свой посох, как бы предлагая зрителю взять его и самому пойти в мир, неся людям такие слова, которые переживут век любого из камней. Художник предлагает задуматься о собственной ответственности каждого человека за свои мысли и слова перед человечеством.

Перфоманс. 2004
Венчают композицию графические панно “Три закона” - три основы Вселенной. Геометрические формы треугольника, круга и квадрата выложены знаками. Структурная основа материального мира заложена в этих трех фигурах, где микрокосмос развивается в макровселенную. Каждый компонент инсталляции имеет свое четкое пространственное назначение. По замыслу художницы, каждый человек, попадая в энергетическое поле композиции, должен почувствовать насыщение позитивной энергией.

Для Любови Тиора живопись, графика, инсталляции в некоторых произведениях как бы сливаются воедино. Нет поиска нового стиля, манеры, но есть определенное состояние и полное ему подчинение, в результате чего само Творчество как бы стремится произвести новый источник энергии, где энергия замысла, Идеи становится первоначалом, которое и есть стремление превратить художественное произведение в Алтарь, Икону, и не только образного, но и структурно-знакового порядка.

Ярким примером в этом отношении может служить инсталляционная композиция “Ступени в Золотой век”, которая из живописных знаковых полотен, символов на бумажных свитках, иероглифической каллиграфии на ткани и камнях и поэтических посланий на папирусе как бы вынесена из глубин древнеегипетских мистерий. Хотя формально Л. Тиора и поделила композицию на три энергетических узла - предхрамовый, храмовый и внутрихрамовый - тем не менее все эти три области творческого выражения, по сути, неотделимы одна от другой и представляют в высокой степени духовно-философскую концепцию.

Предхрамовый комплекс представлен пятью белыми параллелепипедами, олицетворяющими облик Сфинкса - символа мудрости и тайны. На четырех краеугольных блоках (передних и задних лапах Сфинкса) находится множество камней с нанесенными на них знаками. Это образы разных народов, принесших свою культуру для возведения храма Золотого века, определяющего “время собирать камни”. На центральном, пятом, блоке расположен красный камень - пламенное сердце Сфинкса, цементирующее композицию. Перед ним - свиток, в изгибах которого угадывается течение реки познания. Вместе с тем - это символ преходящего.

Дальше взгляд останавливается на втором, собственно храмовом участке. Здесь стоит так называемый опорный камень, преграждающий вход внутрь храма. Его покрывает белая ткань с иероглифическими символами. “Заглянуть под покров тайны” - так звучит определение у всех народов при прикосновении к чему-то скрытому, потаенному, эзотерическому. Над опорным камнем - зависшие в воздухе свитки со знаками, собранные в прямоугольную композицию, олицетворяющую вершину пирамиды как место схождения всех откровений. По бокам композиции - два вертикальных свитка со знаками мировых дуалистических противоположностей, уравновешивающих храмовый комплекс.

И, наконец, в пространстве между опорным камнем и вершиной пирамиды мы попадаем во внутреннюю область символического храма, где на стене в виде его ступеней размещена знаковая живопись, подводящая к центральному полотну, которое представляет собой синтезированную структуру культур всех народов, всеобщую мантру объединения человечества.

Таким образом, вышеописанные инсталляции, бесспорно, воздействуют на зрителя своей глубокой резонансной сущностью, заряженной магнетизирующей проникновенностью.

Серия графических работ Л. Тиора “Арт-кантата” поражает своей глубиной и законченностью. Главным объектом здесь выступает музыка как сугубо абстрактное понятие и как наиболее ассоциативный вид искусства. Концепция художника заключается в том, чтобы визуализировать музыкальный ряд в структурно-графическую композицию, где пространство, форма и содержание синтезируют, создавая совершенно новую среду (музыкально-пространственную) для рождения особого состояния или стимуляции творческого порыва.

Л. Тиора была первой среди художников своего поколения, предложивших на суд зрителей интерпретированную ею версию прочтения “Авесты”, пропустив ее через призму своего мировоззренческого восприятия сути окружающих вещей. Суть познания художником текстов “Авесты” заключалась в том, что за структурную формулу была принята бесконечная борьба противоположностей.

Нахду-шива пртоцивилизация
“Авеста” - это повествование о споре Бога Ахура-Мазды с его противником Ахриманом. Это борьба двух первопричин - Творца и Разрушителя (так же, как основой почти всех мировых религий является борьба двух полярных сил - добра и зла.). Но каждое разрушение влечет за собой созидание, добро не может быть осознано без рядом стоящего зла, за светом обязательно следует тень и т.д.

Серия графических и живописных работ под названием “Авеста” имела концептуальную основу. При всей сложности образов и насыщенности отдельной работы многочисленными деталями каждый графический лист выдержан в строгой композиционной схеме. Несмотря на дробные, до мелочи проработанные элементы, работы поражают своей лаконичностью и законченностью. Исполнение подобных работ чисто технически требует большого мастерства, но здесь создается впечатление, что рукой художницы водило нечто извне - настолько поразительна легкость этих работ, которая ощущается на уровне подсознания.

Синтез - одно из основополагающих принципов творческого процесса Л. Тиора. На выставке “Арт-синтез - 2002” ею были представлены два вида синтеза искусств - живопись с фотографией и графика с живой пластикой. Общий девиз выставки “От живого созерцания к абстрактному мышлению” (название предложено Л. Тиора) направляет работу сознания человека от внешнего визуального ряда к возникающим внутренним зрительным образам. Это первые опыты получения “инсайта”, своеобразного мгновенного озарения в процессе динамичной инсталляции. Замечательным примером такой движущейся организации синтеза графики, живой пластики и музыки стала структурная композиция “Четыре стихии и пятый элемент”. Четыре женщины, облаченные в белоснежные одеяния с графическими символами на них, под музыку представили пластический перфоманс-танец.

Building the Thin World
Не передавая визуальные образы стихий, как это принято в традиционных цветах - красном - огонь, голубом - воздух, черном - вода и желтом - земля, художница установила белый цвет как основной, глубинный и единый для всех стихий, который в нашем материальном мире под воздействием света разлагается на спектр. Стихии едины в надматериальном плане, они лишь обладают каждая своими символическими кодами, которые разрозненно проявляются в материи. Передавая в движении друг другу белую сферу с графическими символами на ней, которая олицетворяет зарождающуюся человеческую душу, пока не имеющую анатомических признаков, “стихии” на сценической площадке реализуют своими ежесекундно меняющимися объединениями и расхождениями формулу будущего зарождения человека, сотворяя энергетические узловые матрицы его грядущего жизненного пути на глазах у зрителей. По словам Л. Тиора, “в нашем подходе к синтезу лежит такое понятие, как эксперимент, дающий раскрепощение “внутренней энергии”. Мир бесконечно конструирует новые формы существования и развития, человек и общество также. Эмоции усиливают отношение к тайне мира о человеке”.

Под особым углом воспринимаются графические работы Л. Тиора. Именно графика со своими характерными особенностями, возможностями моделирования линии, пятна, чередованием и ритмикой контрастов дала художнице импульс и власть экспериментировать с плоским пространством. Интересно наблюдать “эволюцию” ее графических поисков — от полуразмытых, почти иконописных образов (то ли святых, то ли незримых наблюдателей, пытающихся что-то донести) до жестких, экспрессивных, почти математически выверенных дизайн-панно.

“Космические легенды Востока”
Видимо, каждый, пусть еле ощутимый, шаг духовного роста и зрелости художника определяется изменением уровня усложненности образной визуализации информации. В своей попытке отобразить “потусторонние субстанции” осознанно и подсознательно Любовь выделяет один элемент - человеческое око. Человеческий глаз приобретает здесь смысл символа, созидания мудрости, и, по мнению автора настоящей статьи, является тем энергетическим источником, через который вечность пытается вступить в диалог с нынешним поколением. Таковы циклы работ “Космические легенды Востока” и “Вселенная разумная”.

Как любой творческий человек, Л. Тиора старается объять, впитать и пропустить через себя процессы, происходящие в этом мире. Поток небывалых творческих идей в сочетании с современными технологиями рождают интереснейшие и оригинальные проекты. Такие, например, как совместные фотопроекты с А. Шишовым “Лики святых” и серия работ “Боди-арт”. Для Л. Тиора момент творчества выходит на уровень Озарения, Откровения. Искусство становится храмовым, близким к жреческой культуре.


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com