Генезис женских мавзолеев Средней Азии

Тема женской красоты испокон веков занимает одно из ведущих мест не только в поэзии, живописи, литературе, но и в архитектуре. Жизнь великих мира сего, как и простых смертных, связана с женщинами. Это матери, возлюбленные, жены, сестры... Великий Амир Темур строил для своих царевен загородные дворцы с прекрасными садами, такими, как Баг-и Бехишт ("Райский сад", устроенный в 1378 г. для Туман-оцо), Баг-и Дилькуша ("Сад, пленяющий сердце", - для Тикель-ханум). Для своей внучки, дочери Мираншаха, он возвёл в 1397 г. Баг-и Шамаль ("Северный сад"). "Положение жен Темура и других женщин при его дворе больше соответствовало монгольским обычаям, чем требованиям ислама". Как свидетельствуют Клавихо и Ибн Арабшах, на пирах 1404 г. присутствовали царевны и царицы, лица которых не были ничем прикрыты. Они и сами устраивали пиры, созывая гостей. Хотя в государственные дела они не вмешивались, но суровый нрав Темура им иногда удавалось смягчить. Однако время неумолимо и для царя, и для его семьи. В мир иной стали отходить близкие и любимые великодержавца. Одна за другой стали появляться усыпальницы с женскими именами. В них правители стремились увековечить свои чувства и сохранить память о любимых на века.

Мавзолей Биби-Ханым
Женские мавзолеи оставались в относительной неприкосновенности даже во времена войн и при сменах династий, ведь "мужчинам зазорно бороться с женщинами". Видимо, поэтому женские мавзолеи дошли до нашего времени в большей сохранности, чем мужские.

Обратимся за примером к архитектуре эпохи Темуридов, так как именно в это время было построено наибольшее количество женских усыпальниц. Например, в ансамбле Шах-и-Зинда были возведены 3 мавзолея, имеющих отношение к женщинам: в верхней восточной части ансамбля были расположены мавзолеи сестер властелина - Туркан-ок,о (1371-1372 г.) и Ширин-бека-ок,о (1385-1386 г.), а еще выше, за мавзолеем Бурундука, высится целая группа сооружений, построенных женой Темура Туман-ок,о. Это чартак, мечеть и мавзолей. С именем Темура и его потомков связана одна из лучших эпох в истории мусульманской архитектуры. Главное внимание он уделял процветанию столицы своей империи - Самарканду.

Строительство мавзолеев и других намогильных сооружений до IX в. осуждалось исламом, но пример аббасидских халифов (в IX в. мать Мунтасира получила разрешение на строительство мавзолея для своего сына) сподвиг на возведение одного из первых мавзолеев в Бухаре - мавзолея Саманидов. С тех пор усыпальницы стали популярны в зодчестве Средней Азии. Первоначально -это "центрический кубовидный объём, который ограничивает замкнутое пространственное ядро". Затем постепенно развиваются, усложняются и обогащаются формы, но при этом основной принцип центрального крестообразного плана сохраняется. Лишь в XI в. появляется портал. Интересны и своеобразны по своей архитектуре женские усыпальницы, например, мавзолей Туркан-око, который был "воздвигнут сестрою Темура, Кутлуг-Туркан-ок,о для ее дочери, Шади-Мульк-око, скончавшейся в 1372 г.; позднее здесь была погребена и сама умершая в 1383 г. строительница".

Мавзолей представляет собой однокамерную усыпальницу размерами 8,6x10 м снаружи, с входным порталом, имеющим стройную стрельчатую арку. Стены входной ниши сплошь покрыты расписными майоликовыми панно и резной поливной терракотой. Интересны угловые колонки, украшенные ажурной резьбой. На левой стороне портала имеется надпись: "Это райский сад, в котором погребена звезда счастья, и это есть гробница, в которой утрачена драгоценная жемчужина; в ней в блаженстве возлежит кипарисовостанная (стройная); поэтому приличествует месту сему иметь изразцовое украшение. С этой земляной насыпи даже Соломон унесен ветром, несмотря на то, что в его перстне заключался камень счастья".

Так же пышно был отделан интерьер мавзолея. Это новый тип выявления тектоники с помощью декора. От панели до верха купола стены покрыты полихромной расписной майоликой. Основным тоном в интерьере облицовок был синий цвет. Интересен купол этого мавзолея - он яйцевидной формы с очень высокой стрелой подъема, имеет рубчатую поверхность. От других куполов он отличался пропорциями: отношение его высоты к пролёту 3:4 (в ранних мавзолеях - почти 1:2). Из этого можно предположить, что мастера Зайнуддин ибн Шамседдин из Бухары и Бареддин и Шемседдин из Самарканда стремились подчеркнуть женское начало в усыпальнице, чтобы оно отличалось по своему образу от мужских усыпальниц Шах-и-Зинды. Это получилось, очевидно, благодаря более вытянутому, легкому куполу; выбранному тону - синему в интерьере и бирюзово-зеленому на портале; изысканным резным деталям; игре света и тени.

Напротив мавзолея Шади-Мульк-око, в приеме "кош", находится мавзолей сестры Темура, называемый Ширинбек-око, построенный в 1385-1386 гг. В этом здании продолжена тема однокомнатных портально-купольных мавзолеев, примерно одинаковых по размерам (снаружи 10x9 м, внутри 7x6,8 м), но в то же время имеющих свои особенности. Во многом этому способствовали персидские мастера, привезенные в Самарканд Темуром. В облицовке применялась кашинная мозаика, которая широко использовалась в постройках Исфахана и Тебриза. Резная мозаика присутствует на портале и на 16-гранном барабане купола. Для укладки сложной мозаики все элементы портала -ленты, панно, бордюры приведены в простой вид. Именно в усыпальнице Ширинбек-око, как нигде, благодаря специальному составу черепка из рассыпчатой пористой массы краски имеют очень чистый цвет. В. Вяткин отмечает необычный "темно-малиновый, почти черный, цвет в соединении с белыми письменами с тончайшим, исполненным мозаикой, растительным орнаментом по порталу".

Благодаря правильному распределению цвета по плановости - темные цвета создают углубленный фон, светлые (желтые и голубые) - второй план, а белый цвет -первый план, зодчим удалось создать эффект рельефности. Усыпальница Ширинбек-око интересна своим куполом на 16-гранном барабане -единственным среди мавзолеев Шах-и-Зинды. В результате специальной кладки форма купола получила своеобразную припухлость, что является ещё одним подтверждением уникальности женских мавзолеев.

Другой усыпальницей, вернее целой группой сооружений, построенных в 1405 г. женой Темура Туман-око, являются мечеть и мавзолей, который был воздвигнут еще при жизни царицы.

Если большинство мавзолеев темуридского периода - это портальный однокупольный тип усыпальниц, то мавзолей Туман-око представляет собой "линию развития 2-компонентных усыпальниц совершенно своеобразного направления" (8, с. 113): зиоратхона расширилась в поминальную мечеть, что потребовало дополнительных служебных помещений. Здание имеет изящный голубой купол на стройном барабане, портал, созданный из синих мозаик, - с бирюзовыми колонками. Интерьер построен на контрасте цветов: панель из ярко-зеленых плиток с росписью золотом; на белый фон стен, сталактитов и куполов нанесены росписи ярко-синей, красной краской, что придает усыпальнице нарядный вид. Над входными дверями была надпись: "Туман-око, дочь справедливого повелителя Амира Мусы. Да признает Господь ее достойной своей любви и довольства. Счел Всевышний Бог достойными нас построить эту мечеть над упомянутой царицей, прикрыв ее от неба. Благо женщине".

Подводя итог вышеописанным мавзолеям - Шади-Мульк-око, Ширинбек-око и Туман-око, можно предположить, что: во-первых, на их примере прослеживается эволюция развития куполов: вначале это одинарный сфероконический купол с рубчатой поверхностью (Шади-Мульк-око), затем двойной купол, внешняя скуфья которого приподнята на 16-гранном барабане (Ширинбек-око) и, наконец, мавзолей Туман-ака, который был увенчан "стройным цилиндрическим барабаном с высоким сфероконическим куполом". Таким образом стройные купола должны были создавать образное напряжение по мере приближения к центру ансамбля;

во-вторых, женские мавзолеи должны были отличаться от архитектуры мужских мавзолеев при единстве объемной схемы. Это были "небольшие усыпальницы с расположенным под ним склепом, перекрытым куполом и обращенным портальным входом в сторону узкой дорожки". Эти отличия заключаются в противопоставлении резкого и четкого контура портала изящной и мягкой форме интерьера (не эти ли качества присущи восточной женщине, а тем более царице: холодной и неприступной с виду, нежной и любимой для близких ей людей); "в противопоставлении в интерьере холодного блеска облицовок панели светлому теплому колориту штукатурного верха интерьера" в контрасте голубого, бирюзового тона в тонко моделированных резных деталях на фасаде и полутемного интерьера, насыщенного яркими тонами;

в-третьих, они должны были подчеркивать царственное величие султана, могущество феодалов, на чьи средства они были возведены. Как утверждает Г. Пугаченкова, женских мавзолеев, относящихся к домонгольскому периоду, в Средней Азии не выявлено, так как они были нетипичны для мусульманского Востока. Устанавливались намогильные камни, на которых не указывалось имя покойной, надпись ограничивалась "сообщением ее положения в отношении кого-нибудь из родственников по мужской линии: например, что она жена такого-то лица".

Самые ранние женские мавзолеи были расположены в северных районах Туркестана. Это усыпальница Сырлы-там конца XIII в. и мавзолей Бабаджи-хатун близ Джамбула, а также рядом с ним находящийся мавзолей Айша-биби. И только на времена Темура и Темуридов приходится наибольшее число женских усыпальниц. "Все это очень отчетливо подчеркивает общественное положение женщин у среднеазиатских монголов, унаследованное позднее Темуридами вместе со многими другими традициями кочевого быта".

Среди женских мавзолеев темуридского времени мавзолей Биби-Ханым, воздвигнутый при жизни правителя. Он был отстроен для матери жены Темура и расположен напротив одноименной мечети Биби-Ханым. Если обратиться к истории, то имени Биби-Ханым не существует, а есть имя любимой жены Тимура - Сарай Мульк Ханым, дочери монгольского туркестанского хана Казана. Она стала главной женой Темура, и благодаря ей он получил титул "Гураган" (ханский зять). Существует много легенд по поводу постройки соборной мечети Биби-Ханым. "Ибн Арабшах предполагал, что Сарай Мульк Ханым вместе с ещё одной женой Темура была отравлена новой царицей (женой Халиль Султана)". Она была похоронена близ соборной мечети, в склепе полуразрушенного мавзолея конца XIV - начала XV в. Предполагается, что здание могло составлять часть медресе, где останавливался Темур, когда следил за строительными работами соборной мечети. Мавзолей был 8-гранным в плане, с приподнятым на барабане куполом. Его "заключает крестообразное в плане помещение, под которым расположен обширный склеп с богатыми саркофагами".

Усыпальница была оформлена мозаичной панелью, голубыми, синими и неполивными притёртыми кирпичиками. Интересно, что в здании культового назначения была применена сюжетная живопись. Погребение осуществлено в каменных саркофагах с такими же крышками. "Это был единственный пример мусульманского захоронения в Средней Азии в каменных гробах". Само медресе, по свидетельству современников, соперничало с соборной мечетью величием своих форм и объёмов. Усыпальница, видимо, была более скромной по сравнению с предшествующими мавзолеями. Может быть, это было связано с тем, что заказчиком была женщина, посвятившая её своей матери. Нельзя не оценить результатов той большой заботы и вкуса, с которыми это здание было оформлено. Ушли в прошлое мастера, строившие прекрасные сооружения, посвященные женщинам. В этом царстве смерти и красоты мастера стремились увековечить память о любимых женщинах известных людей с помощью "архитектурного языка". Каждый мастер вносил своё, что-то новое, что делало памятник уникальным и неповторимым. При сохранении принципа центральной замкнутой купольной постройки зодчие продолжали его развитие по линии усложнённости плана и пространственной композиции. По всей видимости, женские усыпальницы в объёмно-пространственной композиции отличались от мужских мавзолеев лишь богатым декоративным убранством и более изящными формами куполов, в которых в какой-то мере присутствует женское начало.

Проходят годы, десятилетия, века. Время безжалостно уничтожает прекрасные усыпальницы, но даже в руинах они не теряют своей мерцающей красоты.

Литература
1. Бартольд В. Царствование Тимура. М., 1992.
2. Массой М. Е., Пугаченкова Г. А. Гумбез Манаса. Ташкент, 1950.
3. Алескеров Ю. Ж. Самарканд. Страницы истории. Ташкент, 1967.
4. Массой М. Е., Пугаченкова Г. А. и др. Мавзолей Ишрат-хана. Ташкент, 1958.
5. Пугаченкова Г. А., Ремпель Л. И. Выдающиеся памятники архитектуры Узбекистана. Ташкент, 1958.
6. Панкретьев Г. А. Исторические памятники г. Самарканда. Самарканд, 1910.
7. Вяткин В. Памятники древностей Самарканда. Самарканд, 1927.
8. Немцева X. Б., Шваб Ю. 3. Ансамбль Шах-и-Зинда. Ташкент, 1979
9. Пугаченкова Г. А. Зодчество Центральной Азии. XV век. Ташкент, 1976.
10. Массой М. Е. Соборная мечеть Темура, известная под именем мечети Биби-Ханым. I Ташкент, 1926.

Shoina Nurmuhamedova


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com