Памяти мастера



Я не намерен оберегать себя, избегая переживаний и трудностей.
Меня не заботит, как долго я буду жить: много или мало...
Мир интересует меня настолько, насколько я чувствую некий долг перед ним, так как я хожу по этой земле столько лет. И в благодарность за это я хочу оставить после себя что-то...

Винсент Ван-Гог


Картина Георгия Брима В начале лета прошлого года ушел из жизни мой учитель, великий художник и просто прекрасный человек Георгий Брим. Да, можно принять доводы о быстротечности жизни, о судьбе и долго сетовать о том, что значит для всех нас эта потеря. Самое печальное, пожалуй, то, что жизненная нить этого человека оборвалась, когда он был полон сил творить и радовать нас своей работой. Последние дни он прожил вдали от Родины, от друзей и коллег. На чужбине он был не понят, не востребован, а это именно то, что может погубить любого художника.

Немногие люди способны излучать столько благотворной энергии, чтобы ею могли заряжаться окружающие. Г.Брим был одним из них. Удивительно, когда он успевал одновременно заниматься несколькими вещами: вести полноценную творческую жизнь художника, преподавать в институте и отдаваться главному делу его жизни - сценографии. Все это он делал с одинаковым энтузиазмом, страстностью и огромной самоотдачей.

Профессионально заниматься искусством Г. Брим стал довольно поздно. Закончив Ашхабадское художественное училище, он несколько лет отдал местному драматическому театру в качестве простого рабочего сцены.

Приехав в Ташкент и поступив в театрально-художественный институт, Г. Брим параллельно устраивается работать в театр. Годы учебы в институте были очень насыщенны и интересны. Р.Гаглоева, народный художник Узбекистана, вспоминает: "Мы всегда удивлялись, насколько Бриму удавалось везде успевать. Он был старостой в нашей группе, выполнял различные общественные поручения, прилежно учился и работал в театре. Театр был его богом. Это была его жизнь. Он обижался на тех, кто не любил театра, и, наоборот, с удовольствием общался с теми, кто разделял его любовь".

Картина Георгия Брима Во время учебы в институте учителями Брима были известные театральные художники Узбекистана 50-60-х годов, получившие образование в лучших учебных заведениях России. Среди них И.Вальденберг, Д.Ушаков, В.Рыфтин и др. Они следовали лучшим традициям русской театрально-декорационной живописи, которые передали им великие предшественники: Головин, Коровин, Бенуа, Бакст, Добужинский.

Театральные художники начала века были прежде всего живописцами, и подход к театральной декорации с позиции живописи определял их основную концепцию оформления театральной сцены. Декорации в театре играли роль фона, на котором разворачивалось действие спектакля. Задача театральной декорации, а также задника и занавеса, выполненных в единой живописной манере, сводилась лишь к иллюстративному дополнению сценического пространства.

Начало творческой деятельности Брима в ташкентском театре им. Хамзы совпало с пе реосмыслением роли и функции театральной декорации как части сценического действа. Не отходя от традиционного взгляда на театральную декорацию, Брим старается найти свой метод оформления сцены. Прежде всего он расширяет функции театральной декорации, используя технические возможности сцены, ищет новые средства изобразительного решения спектакля.

Первые его работы в театре им. Хамзы связаны с классическим репертуаром. Среди них: "Царь Эдип" (Софокл), "Мария Стюарт" (Шиллер), "Бай и батрак" (Хамза) и т.д. В этих спектаклях Брим демонстрирует глубокое знание материала, эпохи, исторической обстановки того времени. На сцене Брим создает различные игровые конструкции, которые обогащают замысел спектакля, помогают ярче выразить конфликт. Так, в "Бае и батраке" основную идейную нагрузку несет выстроенная на сцене огромная клетка, в "Марии Стюарт" - гигантская арка со множеством входов и выходов: эта конструкция создает ощущение напряженности, гнетущей атмосферы, свойственное пьесе Шиллера. С каждой новой работой Брим все более усложняет стоящую перед ним задачу. Он возводит театральную декорацию в ранг чуть ли не основной несущей части изобразительного ряда спектакля. Театральная декорация становится некоей визуальной субстанцией, сконцентрировавшей в себе идейный замысел драматурга.

Г. Брим первым ввел схему "драматург-режиссер-художник", ставшую основополагающей в современном узбекском театре. Вот что говорит об этом Т.Азизов, ведущий режиссер театра им. Хамзы: "Брим совершил переворот в узбекской сценографии. Если раньше театральная декорация носила иллюстративный характер, то с его приходом в театр она стала образным воплощением замысла спектакля".

Прожив большую часть своей жизни в Узбекистане и сформировавшись здесь как личность, Брим впитал в себя все богатство национальной узбекской культуры, он знал и чувствовал историю Узбекистана, всегда интересовался жизнью, народными традициями, был необычайно осведомлен о всех тонкостях традиционной классической архитектуры и декоративно-прикладного искусства, прекрасно разбирался в атрибутах узбекского быта и национального костюма.

Спектакли на историческую тему, которые он оформил, составили целую эпоху в сценографии Узбекистана. Особенно плодотворными были годы работы в театрах им. Хамзы и им. А.Хидоятова в содружестве с режиссером Б.Юлдашевым. Достаточно назвать некоторые их совместные постановки: "Авиценна", "Звездные ночи", "Нодирабегим", "Искандар" и др.

В "Авиценне" в обход традиционного выстраивания на сцене элементов исламской архитектуры, Брим концентрирует внимание зрителя на личности великого ученого, предельно освобождая пространство вокруг него от лишней загроможденности. Он создает на сцене некое вневременное пространство, почти что космическое: бездонное звездное небо, символизирующее бесконечность человеческого познания, а из предметов оставляет лишь те, которые имеют непосредственное отношение к главному персонажу, Ибн Сине - инструменты и приборы для научных исследований, книги и свитки с его трактатами. Некоторая хаотичность в их размещении на сцене вызывает ощущение беспрерывного процесса познания и созидания.

Иной подход использует художник в оформлении спектакля "Нодирабегим". Здесь театральная декорация говорит языком символов. Брим отождествляет жизнь известной поэтессы с горящей свечой (такое сравнение, пожалуй, применимо и к жизни самого художника). Стройные статичные колонны-свечи делят пространство сцены. Тонкие деревянные резные колонны позаимствованы из типично узбекской классической архитектуры. Обычно в архитектуре XVIII-XIX вв. такими колоннами подпирались крытые террасы-айваны. Подобная манера оформления жилого помещения была широко распространена в Коканде и Бухаре, что немаловажно, ведь действие пьесы происходит именно в этих городах. По ходу спектакля колонна-свеча постепенно становится обуглившимся огарком: главная героиня пьесы "сгорает", как свеча. Сценография "Нодирабегим" очень изящна, поэтична, цветовое решение основано на разных оттенках белого. Создается ощущение чрезвычайной хрупкости и ранимости, ведь именно такой была душа Нодиры.

Помимо многочисленных театральных постановок, Георгий Брим заложил основу для такого вида искусства, как театрализованное представление. Еще работая над спектаклем "Проделки Майсары", он вынес действие пьесы на улицу, отталкиваясь от традиций узбекского площадного театра масхарабозов.

С обретением нашей страной независимости появилась возможность обратиться к истокам узбекской культуры. Стали возрождаться многие памятные даты, связанные с историей, наукой и искусством Узбекистана. Так, в 1996 г. Брим был художником-постановщиком театрализованного шоу в Самарканде, посвященного 600-летию со дня рождения Улугбека. В течение пяти последних лет он успешно оформлял праздничные концерты, проводимые в День независимости на площади Мустакиллик. Эти работы отличает невероятное буйство фантазии художника при полном соответствии основным требованиям оформления театрализованных шоу.

В продолжение данной темы хотелось бы отметить спектакль "Великий шелковый путь", осуществленный Б.Юлдашевым в театре им. А.Хидоятова. Это музыкально-поэтическая постановка, рассказывающая об истории становления Великого шелкового пути. Яркое красочное шоу с большим количеством танцев, музыки стало своеобразным событием в театральной жизни столицы. Спектакль сразу привлек внимание критиков и зрителей. Его огромный успех подтверждали гастроли во Франции, где "Великий шелковый путь" был очень тепло принят. Немаловажная заслуга в успехе спектакля принадлежит Г.Бриму. Его сценография отличалась, как всегда, большим профессионализмом и в то же время оригинальностью идеи. Здесь Брим использовал все технические возможности театральной сцены начиная от поворотного круга и заканчивая двигающимися штанкетами. Большое количество картин с быстроменяющимися декорациями динамичны и выразительны. Поток света и цвета, который обрушивается на сцену и в зрительный зал, завораживая публику, и действие воспринимается "на одном дыхании". Яркие костюмы представителей всех стран, через которые пролегал этот путь, прекрасно дополняют экспрессивное действо.

Помимо театра, Г.Брим много времени уделял педагогической деятельности. В течение многих лет он заведовал кафедрой театральной декорации в Национальном институте художеств и дизайна им. К.Бехзада. Работа со студентами была для Брима одной из важных сфер его деятельности. Он не просто давал молодым основы мастерства, но и старался пробудить в своих учениках интерес и любовь к театру, к своей профессии. За многие годы педагогической деятельности Брим воспитал последователей, которые успешно воплощают в жизнь все сценографические нововведения своего учителя. В их числе молодые художники Ш.Абдумаликов, Б.Исмоилов и другие.

Георгий Брим никогда не выставлял напоказ своих достоинств и заслуг. Он очень спокойно относился к славе, он просто работал. А работа была его жизнью. Он умел ценить окружавших его людей, будь то главный режиссер, или простой рабочий сцены: "Эти люди пробуют, делают эксперименты. Бутафор лепит, чеканит, вырезает причудливые изделия. Гример из иногда невыразительного лица актера лепит характер. Декоратор продлевает сцену до бесконечности. Осветитель удивит вас волшебным театральным светом. Вот за какой крепкой стеной в театре строит художник-постановщик". Эти слова мастера не нуждаются в комментариях.

Георгий Брим, великий мастер, художник, учитель и человек живет... Живет в своих работах и сердцах многих знающих и любящих его.

Наргиза Ташпулатова


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com