Термез и его значение в истории Средней Азии

Термез принадлежит к числу тех городов Средней Азии, чей генезис и эволюция проистекали не в одном месте, где культурные слои, отражающие все периоды их существования, накапливались один за другим, являя взору археолога беспрерывную смену времен.

Так было в первую эпоху его функционирования на месте городища Старого Термеза со времени его возникновения до разрушительного нашествия Чингизхана в 1220 г. После этого новый город как сказочная птица Феникс возрождается из пепла и пожарищ на новом месте - к востоку от старого города в долине Сурхандарьи. Как нельзя лучше свидетельствует об этом очевидец - посол кастильского короля Генриха III ко двору Амира Темура - Руи Гонcалес де Клавихо: "Вошедши в него, - пишет он, - мы ехали так долго, что приехали в свой дом совсем раздосадованные и все время ехали по площадям и многолюдным улицам".

Затем - новое перемещение. С конца XIX в. развитие градостроительной структуры Термеза происходит уже к югу от позднесредневекового города, ближе к Амударье. Таким образом, Термез надо понимать как огромную агломерацию, составные разновременные части которой перемещались в пространстве и во времени на обширной территории внутри треугольника, заключенного между Сурхандарьей и Амударьей, история какового есть и история собственно Термеза. Подобного рода агломерации являются характерной особенностью развития среднеазиатского градостроительства. Таковы, к примеру, Мараканда - Самарканд в Согдиане, Мерв - Байрам-Али в Маргиане, Бинкет - Ташкент в Чаче, Несеф - Карши в Нахшабе и ряд других. Причины подобных перемещений внутри одной агломерации различны: разрушительные войны, изменение источников водоснабжения, социальные и религиозные кризисы. Термез, чей славный юбилей мы сейчас отмечаем, расположен почти в самом сердце легендарной области Бактрии на берегу могучего Окса ( Амударьи), воды которого, благословенные великим речным богом Оахшо, струились на протяжении тысячелетий на север в не менее легендарный Хорезм, освященный великой благодатью Заратуштры.

По обеим сторонам этой реки сложилась несколько тысячелетий назад в эпоху бронзы блестящая цивилизация Бактрии, впоследствии ставшей средоточием великих культур Востока, симбиозом цивилизаций Востока и Запада: древневосточной, иранской, эллинистической, индо-буддийской, тюркской и арабо-мусульманской. Арабы, завоевавшие столицу Бактрии Бактры, носившей к тому времени название Бохло (отсюда - средневековый Балх), прозвали ее "Ум ал-Билад" - "Мать городов", тонко поняв тысячелетия бактрийской истории, древность бактрийской столицы, матери-родоначальницы, от которой пошли в славный и большой исторический путь иные бактрийские города. Одни из них, просуществовав отпущенный им историей срок, завершили его еще в глубокой древности, другие, пережив все перипетии истории, дожили до наших дней, превратившись в современные города.

Среди них - Термез, к которому, пожалуй, из всех бактрийских городов история благоволила и благоволит сейчас. Несмотря на все сложности своего жизненного пути, Термез восставал из руин и пожарищ, перемещался с места на место, а в условиях независимости стал цветущим современным городом - главным форпостом, южными воротами Республики Узбекистан. А перед этим были тысячелетия истории. Первые его строители - бактрийцы были мудрыми людьми, прозорливо угадав место основания города в прежде скудно заселенной местности, покрытой буйной тугайной растительностью. Но первоначально на месте нынешнего Термеза сложилось небольшое неукрепленное поселение (V - IV вв. до н.э.), раскопанное археологами в районе железнодорожного вокзала. Оно не играло особой роли в системе поселений Бактрии, поскольку основная дорога из Бактр на север в ту пору проходила в 20 км к западу от Термеза у к.Шуроб, где находилась главная переправа через Окс, для охраны которой здесь была построена мощная крепость Шортепа. Именно по этой дороге шел Александр Македонский в свои знаменитые походы в Согдиану и ее столицу Мараканду. Здесь же, на месте Кампыртепа, им была основана Александрия Оксианская, поисками которой было занято не одно поколение историков. Однако сейчас после обнаружения мощной системы оборонительных стен и ворот конца IV - III вв. до н.э. на Кампыртепа эти споры могут быть завершены.

Лишь позднее - со времени правления греко-бактрийского царя Деметрия (200 - 185 г. до н.э.) начинается подлинный рост поселения на месте Старого Термеза и в особенности его цитадели. Этому способствовало в значительной мере то обстоятельство, что Деметрий завоевал Северо-западную Индию (Гандхару) и владел также, по-видимому, Согдианой, а наиболее удобный путь в эту область шел через Термез. Тем самым Деметрий соединил две крайние области своего царства - Гандхару и Согдиану, важнейшим промежуточным пунктом между которыми был Термез и располагавшаяся недалеко от него удобная переправа через Окс. Последующие греко-бактрийские цари - Агафокл, Евкратид, Гелиокл, потеряв Согдиану, но сохранив Бактрию и Гандхару, продолжали, вероятно, уделять большое внимание Термезу, так как несмотря на все превратности судьбы основная дорога, соединявшая Индию и Среднюю Азию, по прежнему шла через Термез. Таким образом, уже на ранних этапах существования определились главные функции Термеза, способствовавшие его значимости и процветанию, - охрана важнейшей переправы через Окс и обслуга проходивших многочисленных караванов. Тогда уже и особенно в эпоху средневековья явственно проступает и военно-оборонительная функция Термеза как крепости, охранявшей и защищавшей северные или южные рубежи того или иного государства. Эти свои функции Термез сохранил до сих пор: именно этот город - главный форпост Республики Узбекистан на ее южных границах.

Юечжи - тохары, создавшие великую империю Кушанидов, по своей военной мощи равной Китаю, Риму и Парфии, хорошо сознавали значение Термеза, который так же, как и соседний Кампыртепа, контролировал, помимо дорог, шедших на север, важнейшую торговую трассу, проходившую из Индии по долине Окса в Маргиану и Парфию, а затем через Каспийское море в устье Риона, где находится современный грузинский город Поти, и по Черному морю - в римские владения. О существовании этого пути, по которому везли важнейшие товары, писал римский историк Плиний со ссылкой на Варрона (127 - 116 гг. до н.э.). Об этом же сообщал Страбон и другие ученые древности. Представляется, что в будущем этот путь будет восстановлен как восстановлен сейчас Великий шелковый путь в варианте ТРАНСЕКА.

Значимость этой дороги и выгоду от контроля над ней хорошо понимали парфянские цари, захватившие, как теперь выясняется, при Ороде II (51 - 36 гг. до н.э.) Кампыртепа и превратившие его, а, возможно, и Термез в главный форпост парфянского государства на Востоке, в долине Окса. Со времени правления второго кушанского царя - Вимы Ток /то/ (Сотера Мегаса) (по-видимому, середина - вторая половина I в. н.э.) юечжи - тохары возвращают Термез в свои владения. При великом кушанском царе Канишке первая половина II в. н.э.) Термез приобретает еще одну функцию - идеологическую, став на несколько столетий основным центром буддизма в Средней Азии. Отсюда на север через Железные ворота в Согдиану, на северо-запад по долине Окса в Маргиану и на северо-восток через горы Памира и Алтая в Сериндию (Восточный Туркестан) шли миссионеры, несшие учение Будды в эти области, а также в Китай и Тибет.

Исторические источники донесли до нас имена тохаристанцев, проповедовавших буддизм в Китае, переводивших буддийские сочинения с санскрита на китайский язык, строивших буддийские монастыри в китайских городах и воспитывающих здесь учеников из местного населения. Одним из таких выдающихся монахов-буддистов был упасака Чжи Цзянь (первая половина III в. н.э.) родом из Бактрии - Тохаристана. Он вел свои проповеди в столице Китая - Лояне и городе Нанкине. Китайские письменные источники сообщают о нем, что "телом он тщедушен, а ума - палата". В период с 222 по 253 г. он перевел на китайский язык в изысканной литературной форме сорок девять буддийских сочинений. Другой выдающийся буддийский монах-тохаристанец Дхармарахша в пригороде столицы Китая - Чаньане в период с 284 г. н.э. по 313 г. н.э. перевел более ста буддийских сочинений на китайский язык, основал монастырь, где прошли обучение несколько тысяч монахов. Дхармарахша обладал феноменальной памятью и знал 36 языков, а среди его особо выдающихся качеств китайские источники отмечают то, что он понял "идею конца перерождения нирваны".

Уроженец Термеза - буддийский монах Дхармамитра сыграл выдающуюся роль в утверждении буддизма в Тибете, в переводе и комментарии буддийских сочинений на китайский язык. Я не случайно подробно останавливаюсь на деятельности этих буддийских монахов. Очевидно, уже тогда, в первые века н.э., в Термезе была создана великая творческая и интеллектуальная атмосфера, подготовившая почву для взлета через несколько столетий столь великой личности, как Мохаммад б.Али Хаким ат-Термези, высокочтимый в мусульманском мире. Он был не просто мусульманским священнослужителем, а блестящим ученым-богословом. Его сочинения оказали большое влияние на становление суфизма, в сущности которого, как отмечают все ученые, явственно проступают положения буддизма. Не исключено, что Хаким ат-Термези знал сочинения своих предшественников - тохаристанских буддистов-монахов, написанные как на санскрите, так и на бактрийском языке, который, как и письменность, просуществовал, несмотря на широкое внедрение арабского языка и письменности, вплоть до X - XI вв.

Свою важную идеологическую функцию Термез сохранил и позднее, на протяжении всего средневековья. И не случайно хорезмшах Мухаммад, решив освободиться от духовного засилия аббасидского халифата ан-Насир ли-Дин Аллаха, выбрал своего халифа из рода термезских Сейидов, авторитет которого признавал и высоко ценил великий полководец и государственный деятель Амир Темур. Один из виднейших представителей термезских Сейидов Абу ал-Масли долгие годы служил исламской вере в родовой вотчине Амира Темура в Шахрисабзе и был удостоен чести быть похороненным в Гумбази Сейидан, рядом с прахом отца Амира Темура и их духовного наставника шайха Кулала.

В годы независимости Термез, несмотря на все потрясения и превратности предшествующих исторических периодов, сохранив традиционную значимость и присущие ему функции, приобрел новые, перейдя на более качественную стадию своего развития. Термез - город развивающейся промышленности и сельскохозяйственного производства, центр образования и культуры, защитник Узбекистана на южных рубежах Отчизны. Несомненно, что в этом сочетании традиций истории и новых явлений современности зиждется не только его современная значимость, но и славное будущее.

Автор: Эдвард Ртвеладзе


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com