Ритуальные ювелирные украшения каракалпаков XIX - начала XX в. (в комплексе народного женского костюма)

Женские ювелирные украшения каракалпачек XIX - начала XX в. представляют собой богатство и разнообразие форм, техники изготовления и функционального назначения; в них аккумулирован огромный художественный опыт преемственности разных исторических эпох и народов. Женский костюм и ювелирные украшения составляли единый стилевой ансамбль и целостный эстетико-поэтический образ каракалпакской женщины. При этом соблюдались строгие правила социальной и возрастной дифференциации - в комплексах украшений прослеживается тенденция к усложнению их набора - с детского до брачного возраста и постепенного его упрощения к старости. Особую роль играли ювелирные украшения в обрядовой практике каракалпаков, а также в ритуальных традиционных действах. Так, украшения девушек отличались обилием амулетов и талисманов, наделенных способностью "отгонять" злые силы.

Венцом ритуальных назначений женских украшений являлся свадебный костюм каракалпачки, что было связано как с религиозно-культовыми представлениями об особой уязвимости молодой женщины (фактически все ее украшения исполняли функцию оберега), так и особым "восточным" взглядом на женщину-дочь и женщину-мать (как показатель материального достатка и общественного положения отца и мужа).

При этом вся налобная и височные части, магически "защищая" лоб и щеки невесты, оставляли открытыми только черты лица. В дополнение к ним применялись украшения-обереги - носовое кольцо "арабек" и височные серьги, соединенные цепью с мелкими подвесками "халкаплы сырга", которые также "мешали" разглядеть лицо невесты. Таким образом достигался психологический эффект, заставляющий разглядывать пышное убранство и украшения новой невесты. В то же время весь ее наряд магически оберегал от сглаза, выполняя функцию "завесы". Так же была продумана и наспинная часть - "саукеле", вертикальные линии которой, как бы растекающиеся вниз, на вышитом накоснике - "халака" (в виде сложенного павлиньего хвоста) и отсутствие ювелирных украшений являлись эквивалентом народных представлений о вреде длинных проводов невесты и долгого взгляда вслед уходящему человеку.

Е.Горожанкина отмечает, что обилие ювелирных украшений и пышность внешнего убранства народного костюма мусульманок объясняются стремлением сокрыть истинный лик того, кто представляет несомненную ценность как для всего общества, так и для микросоциума - семьи. В данном случае творческий акт выводит предмет (женские ювелирные украшения) из бытового контекста и поднимает на уровень ритуальной значимости (1, с. 13).

Оригинальной трактовкой отличаются и крупные нагрудные амулетницы-тумары "хайкель" (букв. - памятник, идол). Это цилиндрический амулет-футляр с навершием в виде архаичного талисмана - бычьих рогов. Известно, что у многих народов древнего мира магическими свойствами наделялись рога, клыки, когти, перья тех животных и птиц, которые отличаются особой плодовитостью или силой. Считалось, что их ношение переносит эти качества на человека. Поэтому в прошлом многие украшения воспроизводили эти зооморфные формы. Другие разновидности каракалпакского "хайкеля" имели навершия в виде фрагмента крепостной стены, пышного трилистника. Не останавливаясь на подробном описании символики украшений, отметим, что символы-обереги в каракалпакском ювелирном искусстве выражались также и через астральные - крестовидная нагрудная подвеска "шар туйме" (наделенная силой Солнца и огня), и через антропоморфные изображения - поясная подвеска "аншык" (рудимент стилизованной женской фигурки, т.е. Богини-Матери).

По старинному обычаю после обряда сватовства родители невесты дарили сватам перечень подарков "тогызлык" (девять предметов), первым из которых был серебряный браслет. С этого момента девушка считалась просватанной (2, с. 67). В день свадьбы невеста раздавала подарки, в частности ювелирные украшения - серьги, браслеты, кольца, женщинам и девушкам - односельчанкам жениха. В числе подношений были и специальные ритуальные браслеты "жез билезик" из латуни с концами в виде головок земноводных (рыбы, змеи), лап или клыков хищных животных. "Жез билезик" дарились только пожилым женщинам, которые их не носили, а хранили в сундуках как символ приобщения тотема рода невесты к родовому тотему жениха (3, с. 60).

В день свадьбы невеста впервые надевала украшения в виде кольца (перстни, браслеты), носовое кольцо, что связано с символикой супружеской верности и обладает, согласно архаическим представлениям, способностью переводить человека в иное состояние (4, с. 126).

После свадьбы (при переходе в класс замужней женщины), после рождения ребенка (при переходе в класс матерей), после женитьбы детей (при переходе в класс матери матерей), в случае смерти близкого родственника женщина должна была соблюдать ритуальные ограничения в течение сорока дней "шилле" (чилла). Во время этого срока женщине также не дозволялось носить ювелирные украшения, снятие же их означало символический конец, т.е. переход в иную категорию (1, с. 14). Именно после этих "переходов" каракалпакские женщины уже не носили многие виды украшений или заменяли их на более скромные. Все эти и другие примеры использования ювелирных украшений в качестве ритуальной атрибутики указывают на то, что они исполняли магическую функцию и символизировали переход в иное состояние, а затем и в следующий жизненный цикл - детство, зрелость, старость.

Таким образом, у каракалпаков существовали устоявшиеся правила ношения строго определенных ритуальных украшений в дни народных праздников и семейных обрядов, которые в отличие от обязательных повседневных различались издавна выработанной формой, декором и семантическим смыслом. Устойчивости старинных эстетических категорий и художественных канонов способствовала относительная этническая замкнутость патриархального общества каракалпаков. Кроме того, сохранение более ранних культово-религиозных воззрений даже после принятия ислама, редкое использование полного набора ритуальных украшений, высокое качество материала и техники их изготовления, высокая себестоимость - они изготовлялись из серебра, инкрустировались золотом, сердоликом, кораллами, реже - бирюзой, обусловливали бережное отношение к ним. Украшения передавались по наследству из поколения в поколение. Они были нарядные и тяжеловесные, изначально производившиеся как ритуально-культовые атрибуты, позже приобретавшие качества особого рода символов, демонстрирующих роскошь и благосостояние.

Кроме того, украшениям придавалась особая декоративная форма, которая должна была стать выразительным цветовым пятном на насыщенной яркой вышивке женского костюма. Они выступали некой антитезой на вышитом мельчайшим узором фоне деталей одежды. Вышивка у каракалпаков была всегда женским видом ремесла, тогда как ювелирным делом занимались только мужчины. Ювелирные украшения отличались лаконичностью, укрупненностью форм и "приглушенностью" колорита. Вышивка удивительным образом сочетает простоту и точность построения композиций, повторяемость древних степных мотивов со сложной техникой исполнения и сочным контрастным колоритом. Связующим звеном между этими видами искусства выступали приверженность к общему художественному стилю и жизнеутверждающие народно-поэтические представления каракалпаков о ритуально-культовых украшениях и костюмах.

Значительная часть каракалпакских ритуальных украшений имеет аналогии в формах украшений генетически близких народов - туркмен, узбеков, казахов. Например, инструктированные туркменские браслеты (текинские) имеют точно такую же технологию изготовления, как и каракалпакские пластинчатые браслеты "хасыл таслы билезик"; литые браслеты "куйма билезик" бытовали как у каракалпаков, так и у хорезмских узбеков; нагрудная подвеска "бака туйме" каракалпаков, туркменские "дагданы" и хорезмские "яримтирноs" представляют собой варианты интерпретации одного и того же мотива лягушки - древнего тотема кочевых племен; поясная подвеска "онгирмоншак" у каракалпаков выявляет свою аналогию в форме и в функциональном назначении с узбекскими "пешевез" и "пешихалта"; свадебный головной убор "саукеле" (происходящий от формы древнего шлема), с разной художественной интерпретацией бытовал у каракалпаков, казахов и киргизов. Много общего связывает каракалпакское и туркменское ювелирное искусство: технология изготовления, композиционные и орнаментальные принципы построения, характер семантики и сам художественный стиль, тяготеющий к строгости и монументальности.

В то же время каракалпакские ювелирные украшения отличаются самобытностью художественного стиля, что характерно для многих форм украшений, которые вообще не встречаются у других народов, например, нагрудная подвеска "шар туйме", поясная подвеска "аншык", головной убор "тобелик", височная ладанка "кыран", девичий комплекс украшений "онгирше" и др.

В целом в комплексе ювелирных украшений каракалпакских женщин прослеживается тенденция к метафорическому построению картины мироздания. Кроме того, они отражали образ жизни, возрастное и социальное положение, являлись обязательными атрибутами культовых ритуалов в основные возрастные этапы каждой женщины.

Автор: Зафара Алиева


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com