Человек нового Востока. Портрет в живописи Узбекистана 20-х - 30-х гг. ХХ в.

Выделение портретного жанра в живописи Узбекистана 20-х - 30-х гг., связанное с проблемой формирования жанровой системы, указывает на его значительную роль в данный период развития. Будучи прочно связан с комплексом специфических черт идеологии и культуры первых послереволюционных лет, он отразил сложности и характер адаптации к европейскому опыту, смешение разнообразных тенденций - от реализма, импрессионизма до различных течений авангарда. В целом портрет оказался не только одним из ценных документов той непростой эпохи, запечатлев удивительный мир и лица нового Востока, но и стал тем фундаментом, на котором в дальнейшем стали формироваться многие образные и стилистические принципы живописи Узбекистана. Неудивительно, что оценка этого периода не всегда соответствовала его реальной творческой практике, в чем отразились идеологические и другие причины.

Так, ранее в исследованиях по портретной живописи этот период почти не затрагивался. Одним из первых изучение этой проблемы начал А. Умаров (1). Постепенно, с утверждением более свободных взглядов на развитие искусства, в монографических публикациях того или иного мастера увидели свет материалы о портретах той поры. Это работы, например М. Земской (2, с. 21), Р. Такташа (3), Н. Ахмедовой (4, с. 20 -23). В то же время в связи с увлечением художников авангардом 20-х - 30-х гг. наметилась тенденция редуцирования опыта мастеров реализма из общего художественного процесса. Между тем именно соединение различных тенденций и направлений, их борьба, широкий круг традиций, на которых они развивались, создали ту уникальную ситуацию, которая дала толчок феноменально ускоренному развитию всей жанровой системы в живописи Узбекистана и самым различным модификациям, портрета в частности.

Здесь мы не можем наметить чёткой хронологической линии его развития. Но в духе общих закономерностей перехода традиционного искусства (например, русского, голландского) внимание к личности, новому человеку выдвигает на первый план жанр портрета. В портретной живописи Узбекистана необходимо отметить специфику ее формирования. Опыт сложения многих национальных художественных школ демонстрирует постепенное освоение принципов реалистической живописи, которая является основой и платформой для развития различных жанров. Поэтому во всех жанрах, будь это портрет или пейзаж, основой является содержательная сторона, отражающая реальную действительность, тематические структуры, позиция художника и его отношение к современному миру. Эта содержательная сторона жанра определяет и его структуру - образные, композиционные принципы, выразительные средства и т.д. В Узбекистане развитие жанра характеризуется особенностями историко-культурного развития искусства 20-х - 30-х гг., когда период адаптации его европейских форм протекал параллельно и на фоне активного творчества таких мастеров авангарда, как А. Волков, М. Курзин, В. Уфимцев и др., творческий опыт которых, их портретные образы заложили различные концепции изображения человека и определили нетипичную эволюцию этого жанра в республике.

В первых портретах художников 20-х - 30-х гг. самоутверждение личности выражалось не через форсирование индивидуального начала, а, напротив, путем отбора художником типических черт его современников, сохранения стереотипов или архетипических черт. Например, в портретах "Колхозник" А. Волкова, "Чайханщик" Усто Мумина, "Портрет узбека" У. Тансыкбаева доминирует не индивидуальное, а типическое, или надличностное, начало. В них также отражается общее представление о человеке как социальном типе. Такие варианты жанра портрета, типология образов заложили основы развития его в будущем.

Однако авангардная концепция была далеко не единственным слагаемым в развитии специфического по своему генезису и своим особенностям узбекского портрета. В исследуемый период развивается также импрессионистическая концепция, особенно в творчестве П. Бенькова. В своём формировании он во многом был связан с ситуацией пленэризма. Для этого художника Средняя Азия стала источником новых живописных мотивов, а её природа - основой уникального видения мастера. В таких его работах, как "Девушка-хивинка", "Портрет таджика" главную роль играет солнечная атмосфера, возможность непосредственно выразить эффектность натуры, освободиться от сюжетного мышления в сторону живописной стихии. П. Беньков погружался в местную среду, увлекался отражением быта и этнических черт восточных людей, значение которых в его портретах является важным смысловым компонентом.

Независимо от концептуальной установки художников их искусство было ориентировано на осмысление времени и человека, раскрытие духа эпохи. Наиболее самобытно и глубоко индивидуально авангардная концепция нашла воплощение в творчестве А. Волкова. Интерес художника ко всему традиционному не ограничивался его этнографизмом. Он активно воспринимал новейшие течения русской живописи, оказавшейся под сильным влиянием французского кубизма, к пониманию которого художник был готов после увлечения работами М. Врубеля, символизм и структурность пластики полотен которого стали для него откровением, школой анализа формы и колорита. 20-е гг. для А. Волкова - период интересных исканий. Кубизм в живописи художника играл роль фундамента, придавая особые черты его поискам в русле неопримитивизма и конструктивизма. Взяв за основу принципы народного искусства и, создавая композиции из геометрических форм и яркого, локального цвета, он стремился к достижению плоскостности. Именно плоскостность становилась одним из важных условий для реализации пластических идей авангарда. В 30-е гг. А. Волков обращается к "портрету-типу" (типологическому портрету). Это, например, работы "Девушки с хлопком" и "Колхозник".

"Девушки с хлопком" - это погрудный портрет трёх колхозниц, фронтально размещённых на холсте лицом к зрителю. Здесь художник, как и в ряде других произведений начала 30-х гг., отказывается от подчёркнутой, граничащей с деформацией, экспрессии. Он воспроизводит живые лица, имеющие, несомненно, реальные прототипы. Они выразительны именно конкретностью индивидуального облика и психологического склада. А. Волков достигает значительного мастерства в передаче материальности, "живой плоти" изображаемого при известном отвлечении от натуры. Здесь проявился решительный поворот художника к реалистическому отображению человека и природы.

В портрете "Колхозник" раскрывается характер - тип и вместе с тем конкретный живой человек - приветливый и застенчиво улыбающийся здоровый молодой колхозник. Красочная кладка и в этой работе отличается плотностью, материальностью. Полнокровность упругой формы сочетается с изощрённо тонким колоритом.

Авторитет А. Волкова и смелость его творческих исканий имели для молодых У. Тансыкбаева, Н. Карахана, А. Подковырова направляющее значение. Каждый из них, только начав формироваться в середине 20-х гг., к концу десятилетия обрёл свой живописный язык. В их произведениях - основной импульс от концепции постимпрессионизма. Главное, что привлекало художников и отвечало их исканиям в постимпрессионизме, - это понимание колорита. В произведениях У. Тансыкбаева и Н. Карахана видно, что они следовали принципу А. Волкова - использовать цвет во всей силе и на контрастах, активизировать его декоративные качества Феномен У. Тансыкбаева был, бесспорно, уникальным и в некотором роде преждевременным, обогнавшим ход развития.

Он поразительно быстро сформировался в яркую творческую личность с глубоко национальным мироощущением. В 1927-1928 гг. У. Тансыкбаев написал портреты, представляющие собой две художественные концепции: один импрессионистический - "Портрет А.Ташкенбаева" и другой по-восточному декоративный, эмблематичный - "Портрет узбека". Жанр портрета занимает значительное место в творчестве У. Тансыкбаева 20-х - 30-х гг. Например, в середине 30-х гг. он пишет "Автопортрет на пленэре" в духе импрессионизма, затем - портрет А. Подковырова в реалистическом плане, а работа "Узбек. Самарканд" - близка неопримитивизму. Важно отметить, что художник постоянно работал на натуре. Однако современная реальность вносит в искусство свои коррективы. События рождают иллюзию. Они начинают выстраивать контуры новых мифов, в которых образ нового человека Востока, прекрасного и трагичного в своем оптимизме, займет главное место.

Еще один художник авангарда, близкий по творческим концепциям к А. Волкову и У. Тансыкбаеву, - Н. Карахан, понимание пластической формы которого исходило от наивно непосредственного восприятия жизни, а декоративность цвета почерпнута из миниатюры и народного ковра. В его творчестве преобладает современная тематика, которая отражает труд и быт колхозников. Характерная для Карахана насыщенность колорита, контрастные звонкие локальные краски характеризовали его полотна, особенно такие, как "Сбор хлопка" и "Женщины". В его работах на первый план выступает тематичность, а уже затем - портретность.

Своеобразен портретный жанр в творчестве А. Николаева (Усто-Мумина). В его ранней работе "Чайханщик" ощущаются супрематические принципы, унаследованные от К. Малевича. Увлечение итальянской живописью наглядно выражено в портретах "Мальчик с перепёлкой" и "Дутарист". Близок по духу А. Николаеву А. Сиддикий, начавший своё творчество в начале 30-х гг. Такие его работы, как "Портрет колхозника" и "Автопортрет", ярко выражают стиль мастера.

Таким образом, можно сказать, что формирование жанра портрета в живописи Узбекистана связано с такими именами, как А. Волков, П. Беньков, Усто-Мумин. На разных этапах его развития тенденция каждого из этих мастеров то выступала на первый план, лидировала, то уступала место другим. Так, традиции реалистического портрета П. Бенькова до 70-х годов были основными, а традиции Усто-Мумина, сохраняя свой ретроспективный принцип, получили развитие в творчестве Ч. Ахмарова и его учеников. Независимо от концептуальной установки художников их искусство ориентировалось на осмысление времени и человека, раскрытие духа эпохи. Реальность, в которой им пришлось жить и творить, вносила в их искусство свои коррективы. Многие из них начинали отражать контуры новых мифов, в которых образ нового человека Востока, прекрасного и трагичного в своем бытии, займет главное место.

    Литература
  1. Умаров А. Портретная живопись Узбекистана. Ташкент, 1968;
  2. Земская М. Александр Волков. (Мастер "Гранатовой чайханы"). М., 1975;
  3. Такташ Р. Урал Тансыкбаев. Ташкент, 1978;
  4. Ахмедова Н. Художник - эпоха - история.

Лола Пайзиева


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com