Страницы Истории

Ни один город Средней Азии не окружен таким количеством легенд и преданий, пышных восточных похвал, как Самарканд: "Лик Земли", "Сияющая точка земного шара", "Рим Востока" и "Эдем Востока", "Драгоценная жемчужина мусульманского мира", "Базар Согда". Это только часть обращений к городу восточных современников. И сама плодородная Согдиана, пределы которой античные авторы определяли как территорию от священного Окса (Амударьи) на западе до "Жемчужной реки" Яксарта (Сырдарьи) на востоке, в гимнах древнейшей мировой религии зороастризма Авесте воспевается как "изобильная страна согдийцев, богатая людьми и стадами". Согдиана привлекала сюда человека еще в далекие времена древнекаменного века - палеолита. На склоне одного из горных отрогов у перевала Тахтакарача, в живописной долине Аманкутана, южнее Самарканда, открыт карстовый грот с гирляндами сталактитов. Он оказался жилищем первобытного человека мустьерской эпохи, 100-40 тыс. лет тому назад охотившегося на азиатских муфлонов, маралов, косуль, бурых медведей и других животных, водившихся в горах золотонесущей реки Зарафшан. Близ этого же перевала на высоте более 2 тыс. м в мраморизированных известняках открыта еще одна интересная пещера - Такаликсай, служившая жилищем охотников более позднего времени. Исследования археологов Самаркандского государственного университета показали, что первобытный человек жил и на территории Самарканда. Прямо в центре города на берегу ручья Сиабча, превращенного сегодня в парк-озеро, открыта стоянка поры верхнего палеолита.

Вокруг города по предгорьям и долине Зарафшана обнаружены жилища охотников и рыболовов неолитической эпохи 5-3 тыс. лет до н. э. В 3-2 тысячелетии до н. э. древние рудокопы и металлурги Согда обнаружили в Зиатдинских отрогах рудные жилы, богатые оловом, а в невысоких горах Южных Кызылкумов - медь, бирюзу. Знакомство с металлом произвело настоящую революцию в жизни общества. Медь и ее сплав с оловом - прочная золотистая бронза, открыли новую эпоху, дали самые разнообразные орудия труда, оружие и доспехи воинам, прекрасные украшения. Вместе с бирюзой они стали и важным средством обмена и торговли согдийцев. С появлением металлических орудий в плодородной равнине вырастают оазисы земледельцев, а предгорья и степи быстро осваивают скотоводы. Самое раннее поселение земледельцев открыто в 45 км южнее Самарканда на границе горной и равнинной части в селении Саразм. Само название его, по одному из определений, означает "начало земли". Здесь на площади около 100 гектаров открыты жилые строения и целые улицы и переулки, святилища огня, мастерские гончаров, ткачей. Удивительны наборы украшенных полихромной росписью сосудов, изделия из бронзы, камня и кости, оружие, ножи, кинжалы, боевые топоры, наконечники копий и стрел. Украшения саразмийцев - серьги, подвески, браслеты, отливавшиеся из золота и меди, бронзовые зеркала, стержни с фигурными навершиями - все эти находки уводят в мир древневосточной цивилизации 4-2 тыс. лет до н. э.

Интересный памятник эпохи бронзы - погребения скотоводов - обнаружен неподалеку от Самарканда в селении Миминабад на левом берегу Зарафшана. Погребенных укладывали в позе как бы уходящего в иной мир младенца, в парадной одежде и головных уборах, украшенных бусами и нашивками. Около них лежалипозолоченные и серебряные височные кольца, золотые и бронзовые серьги с бубенчиками. На руках - желобчатые браслеты, напоминавшие головку змеи, зеркала с ручками, костяная свирель. В головах стояли сосуды, зернотерки. В I тыс. до н. э. крупные протоки Зарафшана - Даргом и Булунгур преобразуются в магистральные каналы, земли вдоль которых превращаются в цветущие оазисы. В VIII - VII вв. до н. э. образуется древнее Согдийское государство со столицей Самарканд. История сохранила много легенд и версий о названии города. Наиболее распространенные из них ассоциируются с определением слова "Самария" как "места сходки", "собрания", "сбора торгового люда". Одна из легенд связывает название города с мифическим правителем Самаром. Как рассказывается в "Сахарной книге об истории Самарканда" (сокращенно - Кандия), этот правитель после долгих поисков нашел прекрасное место, в котором ему особенно понравились вода и воздух. "Он приказал вырыть колодец, и землю из него извлечь. Кругом была хорошая земля, вскоре вокруг собралось немало людей и сложился город". Греческое название Мараканды является передачей названия Самарканда. Ученый энциклопедист Востока Абу Райхан Беруни приводит его тюркскую версию: "Семизкент" - "жирный, богатый город".

В центре Самарканда для военной элиты был возведен грандиозный акрополь, одинаково прочно защищенный как с внешнего фаса, так и со стороны кварталов горожан. Именно о таком обществе сообщают священные гимны Авесты, в которых общество возглавляют могучие мужи, "ратха-эштар" - "стоящие на колесницах". Согд в ней упоминается страной, сотворенной Ахурамаздой сразу же за первостраной "Арийским простором". За ней упоминаются Бахди (Бактрия) и Моуру (Маргиана).

Античные авторы описывают Согд этого времени как крупное владение, связанное с кочевыми народами "саками, которые за Согдом", и "заяксартскими турами". Историки говорят о сложении древнего бактрийского царства и союзе с ним древнего Согда. Но наиболее тесным был союз с южными владениями - Бактрией, Афганистаном, Индией. Согд входит вместе с Бактрией в одну ахеменидскую сатрапию, известную как область, поставлявшую для царских дворцов Персиды золото и лазурит. Открываются торговые пути на юг. Самарканд в это время обносится могучей системой оборонительных сооружений с внутристенными галереями и бойницами. Ядром города остается его военно-административный центр - акрополь. В самом городе вырастают монументальные жилые комплексы, появляются кварталы ремесленников, формируется сложная система каналов, снабжавших водой поселения и город.

В начале IV в. до н. э. в Среднюю Азию вторгаются фаланги Александра Македонского, в нескольких сражениях разгромившего персидскую армию. К этому времени относится и первое письменное упоминание о Самарканде. Известно, что весной 329 г. до н. э. по горным торговым трассам Александр из Бактрии приходит в Самарканд. Сначала греки были приняты как освободители от персидского гнета, но творившиеся ими грабежи вызвали в Согде восстание, которое возглавил правитель согдийцев Спитамен. Он осадил греческий гарнизон в акрополе Самарканда, разгромив его затем на одном из островов Зарафшана. Это было первое поражение греков во всей их восточной военной кампании. Александр, оставив все дела, срочно двинулся к Самарканду с основным войском. Борьба продолжалась почти 3 года, пока в 327 г. до н. э. не погиб Спитамен. И хотя широко известно выражение, приписываемое Александру о городе: "Все, что я слышал о Самарканде, все - правда, за исключением того, что он более прекрасен, чем я мог представить себе", тем не менее Самарканд был разрушен. Сильно пострадал весь Согд. Так что когда Александр стал проводить политику союза с местной знатью, ему пришлось строить здесь новые города. После его смерти громадная держава распалась. Были созданы новые государства - Селевкидское, Греко-Бактрийское, Кушанское царства, в которых греческие элементы культуры сплетаются с восточными.

В эпоху восточного эллинизма Самарканд, как феникс из пепла, возрождается из руин и расцветает вновь. Расположенный в центре Среднеазиатского Междуречья он вырастает как средоточие торговых связей Евразии. Его ремесленная продукция той поры - изящные стройные бокалы на кольцевой ножке, тонкостенные чаши и пиалы, покрытые красным и черным лаком, напоминают греческие и римские лаковые сосуды. Терракотовая мелкая пластика носит яркие черты восточного эллинизма. Вокруг Самарканда вырастают города-крепости и цветущие селения. Чеканится монета. Создается согдийское письмо, образцы которого сохранились на монетах, керамических изделиях. В IV - V вв. н. э., названных эпохой великого передвижения народов, волны кочевников накатываются на Среднюю Азию. Сюда передвигаются хунны, кидариты, хиониты и эфталиты. С середины VI в. создаётся могучий Тюркский каганат - кочевая империя, охватившая земли от Китая до южно-русских степей, в состав которой входит и Согд. Это время взлета торговой деятельности согдийских купцов. Они активно проникают в самые отдалённые страны и берут под контроль многие важные отрезки сухопутных трасс Великого шелкового пути, создают свои торговые колонии близ Великой Китайской стены, основывают города с храмами в Восточном Туркестане, поднимаются с караванами по трудным и опасным горным тропам Кара-Карума в Пакистане и Северной Индии.

Здесь, на перевалах близ переправ у мостов Шатиала и Чиласа, вырастают фактории для обмена товаров с индийскими купцами. Пользуясь благопожелательством и поддержкой тюркских каганов, заинтересованных в сбыте своего шелка, получаемого в виде дани от Китая, они прокладывают степные пути с городами и караван-сараями. А когда шах сасанидского Ирана отверг предложение посольства, возглавляемого согдийским послом Маниахом, о совместном контроле южных трасс Великого шелкового пути и демонстративно сжег наплощади столицы шелка, привезенные в дар, то же посольство кагана прошло новым маршрутом на север в Хорезм, вокруг Каспийского моря, через Кавказ в Византию, открыв таким образом новое направление деловых связей с Византией, Кавказом, Русью.

Уникальными памятниками этой эпохи являются "Старые согдийские письма" Дунхуана в Китае, храмы с прекрасной росписью Турфана и Карашара, рисунки Каракарума. Но согдийцы не только торгуют китайскими шелками, они сами производят эту драгоценную продукцию. Украшенные оригинальными рисунками согдийские шелка послужили прототипами многих композиций, украшавших впоследствии византийские, иранские и китайские ткани. Китайский путешественник буддист Сюань Цзян, побывавший в Самарканде в 629 г., описывает его как центр цветущего владения с обильными урожаями, ценнейшими товарами из разных стран, многочисленным населением, превосходящим другие владения в ремесле и искусстве.

Вероятно, самаркандским торевтам принадлежали найденные в Челеке (один из согдийских городов того времени) чаши и блюда согдийского серебра с изображениями сцен пира, охоты, сражений. Среди зелени городской застройки эффектно возвышались дворцы дехканской знати с айванами, парадными залами, купольными домашними храмами, украшавшимися прекрасной резьбой по белоснежному ганчу и монументальными росписями. Надписи на сосудах, монетах, стили для письма, остраконы с согдийскими текстами - свидетельство высокой грамотности. В горном замке Муг в верховьях Зарафшана был обнаружен уникальный царский архив согдийского правителя Деваштича. Документы, написанные тушью на пергаменте, коже, деревянных ветках и дощечках, сообщают о деловых и дипломатических связях владетеля с ближними и дальними странами вплоть до Китая. Сюда шли посольства и торговые караваны, распространялись письменность Согда, его музыкальная культура.

Об уровне культуры можно судить по находке на Афрасиабе уникального, древнейшего в мире шахматного набора из слоновой кости, включающего все виды шахматных фигур. Современники сообщали, что жители Самарканда служили образцом для соседей, а Согд возглавлял союз владений Среднеазиатского Междуречья в мирных и военных делах. На караванных путях вокруг Самарканда вырастают торговые города - Пенджикент, Кушания, Дабусия, крепости, охранявшие пути, царские резиденции.

Со времени арабского завоевания согдийские правители возглавили борьбу владений Средней Азии. В 712 г. город был взят войсками Кутайбы ибн Муслима, но уже в следующем году жители восстали, начались движение Гурека, многолетняя борьба Диваштича, восстание Муканны. Активно в этой борьбе участвовали тюрки, правитель которых за свое упорство получил у арабов прозвище "Абу Муззахим" - "Бодающийся". То затухая, то разгораясь, борьба продолжалась почти все столетие. Самарканд настолько пострадал в ней, что согдийский поэт VIII в. Абуд Таки Тархан с горечью писал: "Самарканд! Ты - развалина. Как разрушились твои орнаменты. Ты не лучше, чем Чач, ты не избавишься от этого вечно!"

Но уже в середине VIII в. Самарканд стал одним из центров крупного арабского военачальника Абу Муслима, который привел к власти в халифате Аббасидов. Город становится резиденцией наместника халифата в Мовароуннахре. Самарканд расцветает вновь, превращается в крупнейший торгово-ремесленный и культурный центр Мовароуннахра, через который проходили все важнейшие сухопутные караванные пути Востока и Запада. Продукция самаркандских ремесленников - изящные сосуды цветного стекла, знаменитая глазурованная керамическая посуда с многоцветной росписью изречений куфических текстов, сложной вязи растительных и геометрических композиций, воинские доспехи и оружие, разнообразные ткани - шелковые, золотошвейная парча и шерсть, изумительный малиновый бархат, украшения, резные камни и печати и многие другие товары - славилась на рынках халифата. Далеко за пределами Средней Азии была известна исамаркандская бумага. А высокопробные полноценные самаркандские серебряные дирхемы кладами встречаются в средневековых городах Италии и Германии, Швеции, Норвегии, княжествах Киевской Руси.

В XI в. Самарканд вошел на правах удела в государство тюрок-караханидов, а затем стал его столицей. В это время здесь строятся пышный дворец Тамгачхана Ибрагима и многоколонная соборная Джума мечеть, больницы - бимаристаны, медресе, караван-сараи, базарные купола и бани. Самарканд IХ-ХII вв. - один из крупнейших культурных центровВостока. Идет активное сближение культуры Согда и крупнейших городов Ирана, Ирака, всего Хорасана. Согдийская знать входила в высшую элиту окружения халифа, а тюркская гвардия была его опорой. В составе халифата место различных культов прочно занимает ислам, идеи которого проникают в среду и горожан, и сельского, и кочевого населения. Растет авторитет шейхов - богословов и ученых теологов Самарканда.

С начала XIII в. город включается в державу Хорезмшахов. Шах Хорезма укрепляет городские стены и перестраивает соборную мечеть, возводит дворец. Архитектура Самарканда впервые широко украшается глазурованным декором. В начале XIII в. город постигла страшная катастрофа. В марте 1220 г. в борьбе с Хорезмшахом сюда подошла громадная армия Чингизхана. После четырех дней героической борьбы жители вынуждены были сдаться. Город был разграблен, сожжен и разрушен. Уничтожен уникальный акведук - Джуи-арзис, прекратилась подача воды в шахристан. Жизнь на Афрасиабе больше не восстанавливалась. Но она продолжалась в пригороде - рабаде, укрепления которого, однако, лежали в руинах 150 лет.

Новый блестящий расцвет жизни города связан с деятельностью Амира Темура, избравшего столицей своего государства Самарканд, который, по мысли Сохибкирана, должен был стать первым центром мировой державы. Сюда собираются лучшие архитекторы и строители, ювелиры и металлурги, съезжаются ученые, художники, поэты, проповедники, танцоры и музыканты, приезжают посольства европейских и восточных государств. На основе оригинальной самобытной культуры Мовароуннахра, по мере того как он становился главным центром творческих сил Ближнего и Среднего Востока, происходит расцвет художественной мысли, зодчества и искусства, вошедший в историю как эпоха Восточного Ренессанса. Самарканд в это время был обнесен оборонительными стенами с башнями, завершавшимися высоким зубчатым парапетом. Внутри него благоустраиваются площади и улицы, прокладывается сеть каналов и хаузов, проводится озеленение, возводятся монументальные архитектурные ансамбли. Крупным общественным и торговым центром становится Регистан. Серебряные ряды ювелиров соединяют его с цитаделью, где возводятся дворцы Куксарай и Бустансарай, хранилище казны и оружейные мастерские. В городе и вокруг него закладывается 14 садовых ансамблей, окружавших столицу цветущим ожерельем и создающих неповторимый микроклимат.

Роль Самарканда как мирового центра подчеркивают даже внешние постройки вокруг него. Селения носят названиявосточных столиц - Багдад, Дамаск, Миср, Шираз и др. После смерти Темура Самаркандом, как частью державы, столица которой переходит в Герат, управляет его внук ученый правитель Улугбек, о котором Навои писал: "Улугбек - светоч мира. Все сородичи его ушли в небытие. Кто о них вспоминает в наше время? Но он протянул руку к наукам и добился многого. Перед ним небо опустилось и стало близким".

Самарканд в эпоху Темура и Улугбека стал крупнейшим научным и культурным центром Востока. Здесь трудились историки Мирхонд, Хондамир, Хафизи Абру, знаменитый медик Маулане Нафис, философ Фазлуллах Абуллайс, поэты Сироджиддин Самарканди, Хеяли, Бухари, Дурбек. Здесь творили такие великие поэты, как Алишер Навои и Абдурахман Джами. Созвездие астрономической школы Востока, кроме Улугбека, венчали Кази-заде Руми и Гиясиддин Джемшид, моулана Мухаммад и Али Кушчи.

С эпохой Темуридов связана и деятельность крупного мусульманского богослова средневековья Ходжи Ахрара. Он родился в Ташкентском вилояте, но активную духовную деятельность проводил во второй половине ХV в. в Самарканде. Вопросы мистики суфизма как глава среднеазиатской ветви ордена Накшбанди он сочетал с политическими делами. Его мюридами были отдельные темуридские султаны Самарканда. Он строил мечети, ханака. Погребальный комплекс ишана располагается в юго-западной части города.

После правления Улугбека между темуридскими царевичами разгорелась борьба за власть, которая тормозила развитие города и страны в целом и привела в 1501 г. к власти династию Шейбанихана. При Шейбанидах в городе и вилояте возводятся культовые здания, создаются вакуфные хозяйства, но при удельной системе ханства борьба за власть и обладание Самаркандом ослабляет их экономическую мощь, и в правление Адуллахана II столица престола переносится в Бухару. С 1599 г. верховная власть переходит в руки новой династии - Ащтарханидов.

Тем не менее Самарканд по-прежнему остается одним из важных центров экономической и культурной жизни ханства. Пользуясь слабостью верховной власти, крупный представитель военной узбекской аристократии Ялангтушбий Бахадур становится фактически независимым аталыком (хакимом) Самарканда и его вилоята, превратив город в центр своих владений. Он совершает походы в другие страны, усиливая экономическую мощь Самарканда. В городе и округе ведется большое строительство, примером чему являются монументальные комплексы Шер-Дор и Тилля-Кори на площади Регистан, образовавшие культурный и торговый центр города. У усыпальницы Ходжи Ахрара по заказу ханского везира Надир Диван беги возводится величественное здание медресе. Продолжает функционировать Самаркандская школа художников-миниатюристов, музыкантов, создаются новые поэтические произведения и труды по истории ханств.

Со второй половины ХVII и в начале ХVIII в. усиливается междоусобная борьба ханов и знати. Она сопровождается нашествием хивинцев, казахских племен и иранцев. Все это приводит к упадку города и разорению его ранее цветущей округи. Только со второй половины ХVIII в. Самарканд начинает восстанавливаться от разрушений. Управлявший городом аталык Шахмурадбий заселяет его жителями из Ургута и Заамина, Джама и других районов, окружает город высокой стеной с бойницами, башнями и шестью воротами, укрепляет цитадель, восстанавливает базары с центром в Чорсу, проводит реформы, отменяя пагубные "нешариатские" законы. Это способствует некоторому подъему Самарканда, возрождению его торговых связей.

С 1938 г. Самарканд - областной центр, крупный центр образования, науки и культуры.
В настоящее время Самарканд - сокровищница памятников восточного зодчества, один из крупнейших центров туризма Средней Азии, особенно связанных с восточным Ренессансом эпохи Амира Темура. Не случайно именно здесь в 1969 г. ЮНЕСКО был организован Международный симпозиум, посвященный искусству и архитектуре эпохи Темуридов. В 1970 г. был торжественно отмечен 2500-летний юбилей города.

Автор: Юрий Буряков


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com