Тохтасин Джалилов (дань памяти великого мастера)

Народный артист Узбекистана Тохтасин Джалилов вошёл в историю национальной культуры как выдающийся инструменталист-виртуоз, композитор-мелодист, великолепный знаток, интерпретатор и страстный пропагандист народного и классического музыкального наследия, а также как талантливый организатор и театральный деятель, сыгравший огромную роль в становлении профессионального узбекского сценического искусства XX в.

Автор замечательных мелодий, песен, музыкальных драм, таких, как "Тахир и Зухра", "Нурхон", "Мукими", "Равшан и Зулхумор", он в своих произведениях воплощал подлинно народный дух, исполненный благородства и великого сострадания к человеку, воспевал бесстрашие и героизм сынов и дочерей отечества, восставших против бесправия, морального и физического порабощения. Его музыка - яркая, эмоционально насыщенная - это живая ткань спектакля, душа и мысль каждого отдельного образа. Образа, который призывает к добру, созиданию, учит прекрасному, черпает силу и вдохновение из источников народной мудрости.

Любовь к искусству проявилась у Тохтасина Джалилова ещё в юности, когда он, затаив дыхание, слушал прекрасные мелодии и песни в исполнении знаменитых музыкантов Ферганской долины, которые часто приезжали в его родной Андижан по случаю каких-либо торжеств. Первые уроки игры на дутаре ему дал известный мастер Юсуфжон-чангчи. Гиджак и танбур он освоил самостоятельно, доведя свою игру до совершенства. Обладая уникальной музыкальной памятью, прекрасным слухом и хорошим от природы голосом, Тохтасин внимательно изучал технику национального пения, совершенствуя своё вокальное мастерство.

В 1918 - 1920 гг. Тохтасин Джалилов выступал в качестве гиджакиста в составе различных агитбригад рядом с такими ведущими инструменталистами и певцами, как Ашурали-дуторчи, Ёкубжон-чангчи, Зокир-доирачи, Орифжон-дуторчи, Беркинбай-хафиз, Дехканбай-хафиз, Рустам-сурнайчи, Исмат-карнайчи, Сайфи-кайракчи. Народные и классические мелодии "Яллолашайлик", "Айланаман ёрларим", "Ишонма", "Гирья", "Гульёр", "Шахноз", "Раббано", "Кора сочим", "Мирза давлат", "Сурнай навоси", "Оразий", а также уйгурские, русские, армянские, азербайджанские народные песни - это далеко не полный перечень исполняемых им произведений.

Популярность молодого артиста росла. Без него не проходило ни одно культурное мероприятие, проводимое в Андижане. В 1919 г. он вместе с Орифжоном, Беркинбаем, Мухиддином Нажмиддиновым принимал участие в "Восточных вечерах" ("Шарк кечалари"), организованных Хамзой. В 1923 г. в числе таких мастеров, как Мухиддин Кари-Якубов, Тамара Ханум, Усто Алим, Юсуф-кызык, Ахмаджон Умрзаков, Абдукадыр Исмоилов, Домла Халим, Мулла Туйчи, Тохтасин Джалилов покоряет московскую публику во время проходившей там сельскохозяйственной выставки.

В 1925 г. в составе группы узбекских артистов Т. Джалилов едет с концертами в Париж, в 1927 г. - в Москву, Ленинград, Казань, Уфу, в 1935 г. - в Лондон, а в 1937 г. - вновь в Москву на Декаду литературы и искусства Узбекистана. Позже он гастролировал по городам России и Украины, демонстрируя миру подлинно народное узбекское искусство.

В 1926 г. Т. Джалилов как непревзойдённый гиджакист-виртуоз одним из первых был зачислен в ансамбль народных инструментов Узбекской концертно-этнографической труппы, объединившей лучшие творческие силы республики, в числе которых были Хаит Ахун, Давлят Ахун, Мадаминжон Алимханов, Журахон Султанов, Мамат бобо, Отаходжа Саидходжаев и др. Народные песни (халк кушиклари) "Азизим", "Гулюз узра", "Найларам", песни крупной формы (катта ашулалар) "Ёввоий чоргох", "Ёввоий ушшок", "Бебокча", инструментальные мелодии (куйлар) "Мирза Давлат", "Лайзон гул", "Кари Наво", "Сувори", "Сарбозча" и другие произведения, звучавшие в их исполнении, глубоко запечатлелись в памяти будущего бастакора и были использованы им в его театральных сочинениях.

Усилиями Т. Джалилова в 1937 г. при Узгосфилармонии был создан ансамбль песни и танца, значение которого ввиду участия в нём старейших мастеров Сафо Муганний, Хожи Абдулазиза Абдурасулова, Домла Халим Ибадова, Шерозий, Бола бахши трудно переоценить. Будучи представителями различных локальных культур и традиций, у них был уникальный багаж музыкальных знаний и навыков. Они передавали свой опыт молодым исполнителям и пополнили репертуар коллектива такими замечательными произведениями, как "Яланг даврон", "Э, нозанин", "Жонон", "Хосилим", "Ул париваш", "Абдурахмонбеги", "Э, гузал Фаргона", фрагментами из макомов "Сегох", "Наво".

Истинное восхищение искусством знаменитых музыкантов, высокое почитание их таланта, участие в личных и творческих судьбах многих из них помогали Т. Джалилову проникнуть в тайны ремесла, постичь его природу, глубину, философию, обогатить свои познания в области национального мелоса, совершенствовать своё исполнительское мастерство.

Театральная деятельность Т. Джалилова начинается в 1920-е гг. с подбора мелодий к пьесам "Лолахон" К. Яшена, "Кашгар кизи" С. Абдуллы, поставленным в андижанской любительской труппе "Кизил гунча". К концу 20-х гг. список спектаклей, к которым он подбирал музыку, значительно ширится. Это "Эрк болалари", "Бахор", "Туйгуной", "Халима" Г. Зафари, "Лейли и Меджнун", "Фархад и Ширин" Хуршида, "Худжум" В. Яна и Чулпона, "Богбон кизи" С. Абдуллы, где использованы разнообразные образцы песенного фольклора и профессиональных форм устной традиции. Отмеченная не только разнообразием и выразительностью заимствованного материала, но и его соответствием сценическим ситуациям, музыкальная ткань произведений характеризовалась сугубо "театральными" качествами, придающими образам героев и драматическому действию рельефность, яркие эмоционально-психологические краски.

В последующих своих работах на остро современную тему - "Уртоклар" К. Яшена, "Пуртана" С. Абдуллы, "Ичкарида" К. Яшена, М. Мухамедова, появившихся в начале 19 30-х гг., Т. Джалилов больше обращается к широко распространённым ритмам (усулям) и простым куплетным формам ("Чаманда гулзор", "Дуст ялли, ялли дуст", "Олмача", "Ургилай", "Жазоир", "Жон-жон урток", "Жамалигим", "Хай, хай, улан", "Кани-кани", "Хай ёр-ёр"), делает попытку сочинить речитативы для характеристики отрицательных персонажей ("Уртоклар"), вводит двухголосные хоры, мастерски связывает национальный мелос со сценическими событиями.

Пьеса "Ичкарида", начиная с 1935 г., шла уже под названием "Гульсара". В ней сохранилось много таких замечательных песенно-танцевальных мелодий, как "Галдир", "Энди сендек", "Тановар", "Савти Мухайяр", "Мугулчаи Сегох", "Каландар", "Феруз", "Нетай", а также "Гулузорим", которая легла в основу центральной арии Гульсары "Ох, отам". Р.М. Глиэр, очарованный "красотой и оригинальностью узбекских народных напевов и танцев", в 1936 г. совместно с Т. Садыковым создаёт новый вариант произведения.

Мелодическая версия Т. Джалилова на пьесу Хуршида "Фархад и Ширин", как наилучшая из существовавших, была положена в основу музыкальной драмы "Фархад и Ширин" В. А. Успенского и Г. А. Мушеля. "Гульсара" и "Фархад и Ширин", завоевавшие вскоре благодаря высоким идейно-художественным достоинствам всенародную славу, заняли особое место в истории Музыкального театра и открыли новые перспективы в его дальнейшем развитии.

В 1940 г. Т. Джалилов, за плечами которого уже имелся большой опыт работы в профессиональных театральных коллективах (в драматической труппе Маннона Уйгура, Андижанском театре, Узбекском государственном музыкальном театре), назначается художественным руководителем вновь организованного Узбекского государственного театра музыкальной драмы и комедии имени Мукими.

Спектакли "Тахир и Зухра" С. Абдуллы, "Нурхон" К. Яшена, появившиеся в первые годы становления коллектива и ставшие легендарными, - это новый этап творчества Т. Джалилова как бастакора, где он не только опирается на музыкальные традиции, меняя, приспосабливая их к условиям сцены, но и создаёт свои оригинальные сочинения в духе этих традиций.

Насколько тонко автор чувствовал природу, стихию народной музыки, насколько глубоко и органично вживался в материал, видно на примере арий Тахира "Эй, куёш", "Айирмуш", "Рубоий", "Ситора", Зухры "Сув келар", "Айирганлар", "Каламлар", Мохим "Изларинг", песни сироты "Иигларман" или арии Нурхон "Эй, сабо", "Вахту икбол". Кроме того, Т. Джалилов обладал удивительной способностью придать национальной музыкальной классике и песенно-танцевальному фольклору новую жизнь, связанную с театральной образностью.

В музыкальных драмах "Курбан Умаров" С. Абдуллы и Чусти на военно-патриотическую тему, "Орзу", "Истибдод" С. Абдуллы, "Гунчалар" З. Фатхуллина, "Сурмахон" Б. Рахмонова, "Фаргона хикояси" X. Гуляма, "Дала маликаси" Ж. Машрабий о жизни современников Т. Джалилов сочетает оригинальные и традиционные ритмо-интонации. А произведения "Паранжи сирлари" Хамзы, "Мукими" С. Абдуллы, "Равшан и Зулхумор" К. Яшена, разные по тематике и жанрово-стилистическим особенностям, отличаются близостью к музыкальному быту своего времени. Примеры тому - ария Офарин "Ошкор" на основе народной песни "Галдир", песня Шерали "Эй, чехраси тобоним" из ферганского катта-ашула ("Мукими") или арии Равшана, Гур Оглы, Зулхумор из хорезмского фольклора ("Равшан и Зулхумор"). Эти произведения - свидетельство неустанных поисков проникновенного, эмоционально-насыщенного мелодизма, яркой и богатой ритмики, неповторимой интонационной палитры прозвучали свежо, новаторски точно, ёмко по силе и глубине выражения, привнося в музыкальную драму новое дыхание, новые мысли, эмоции, многогранно воплощающие драматургический замысел.

Талантливый бастакор и инструменталист Т. Джалилов умело использовал изобразительно-выразительные возможности оркестра и тембровые краски народных инструментов, которые "сопереживали" героям, выражали их внутренний мир, их сомнения, боль, которые пели, горевали и радовались вместе с ними, поднимали их на подвиги и свершения и становились как бы живыми участниками действа. При всей своей привязанности к сцене музыка Т. Джалилова несла ощущение присутствия личности - личности сильной, независимой, вселяющей в творение торжествующую энергию, дарующей вдохновение и исполнителям, и зрителям, поднимающей человека над обыденностью.

Достигнув необычайных творческих высот, общаясь с выдающимися музыкантами, поэтами, драматургами, композиторами, художниками, режиссёрами, актерами, крупными общественными и государственными деятелями, а также с простым народом, которому он посвятил своё творчество, Т. Джалилов жадно впитывал в себя мудрость жизни. И потому, вероятно, он всегда оставался скромным, мужественным человеком, человеком широкой души и доброты.

Музыкальные драмы Т. Джалилова, а также его песни - сольные, хоровые "Фигонким", "Уйнасам", "Сигнал", "Доврук", "Ер экканники", "Пахта шараф-шонимиз", "Пиёламиз", "Гулистоним менинг", "Ул сарвиноз", "Азиз Ватан", "Зафар", марши "Фарход кахрамонлари", "Отлик аскар", романсы "Багишлов" и другие произведения, его исполнительское мастерство составили лучшие страницы музыкальной культуры Узбекистана XX в.

Дело великого мастера продолжают его дети - композитор, дирижёр, гиджакист Холхожа Тохтасинов, певица и актриса, народная артистка Узбекистана Этибор Джалилова, бастакор и инструменталист, заслуженный артист республики Салохиддин Тохтасинов, дирижёр, заслуженный артист республики Дехкан Джалилов, певица, педагог Холида Джалилова. Ученики Тохтасина Джалилова, в числе которых известные композитоы, бастакоры и инструменталисты Ганижон Ташматов, Комилжон Жабборов, Мирзажон Тиллаев, Мамадазиз Ниёзов, Юсуфжон Дадажонов, Обиджон Убайдуллаев и многие другие, сыграли важную роль в сохранении музыкального наследия и дальнейшем развитии национального музыкально-исполнительского искусства Узбекистана.

Марфуа Хамидова


Academy of Arts of Uzbekistan © 2004-2012 All rights reserved
Idea, Design & Support - OrexCA.com